Бремя абсурда
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Театральная пл., д. 2
Тел.: +7(495) 692-00-69
+7(495) 692-18-79
А А А

Бремя абсурда

Кликните на картинку для увеличения
15.11.2020
Фантасмагория ли в мировых новостях вызвала интерес режиссеров к произведениям абсурдистов, или же театр предчувствовал события 2020-го, но в Москве почти одновременно вышли спектакли, посвященные анализу состояния человека в обстоятельствах перевернутой логики.
В "Студии театрального искусства" Сергей Женовач представил "Старуху" - "нелогическое течение мыслей" по произведениям Даниила Хармса; в РАМТе выпускница мастерской Женовача в ГИТИСе Екатерина ПОЛОВЦЕВА поставила "абсурд без труда" - "Лысую певицу" Эжена Ионеско.

В "Лысой певице" живого человека нет. Нет взгляда главного героя, организующего сознание, которое способно было бы изнутри настроить оптику и отделить объекты и отражения, фикции и реальность. Здесь все - элементы мозаики, предметы и люди уравнены, осознанное действие отменено, остались клочки былых событий, сюжетов, личностей. Обрывки - главный образ спектакля, придуманный художником Эмилем КАПЕЛЮШЕМ. Из рваных полос бумаги, картона и скотча сделаны стены утлой комнатки, в которой, как кукушата в часах, ведут заведенную речь супруги Смит. Или супруги Мартин. Личности их не важны, они и сами не помнят ни себя, ни друг друга, но помнят заученные блоки речи, которыми и обмениваются. И звучат их слова той же бодрой пластинкой, как рекламные ролики американского ТВ, перемежающие действие.

Старое зеркало порой становится прозрачным, за ним возникают жутковатые, как призраки, искаженные лица тех, кто только что светски щебетал банальности. Предельно автоматичное существование буржуазного мирка оказывается не столько трагичным, сколько комичным - фейерверк актерской игры и режиссерских находок превращает спектакль в ироничную клоунаду. Пустяки, принимаемые за события, и события, оставшиеся незамеченными; близкие, не знающие друг друга, чужие, оказывающиеся близкими, - это лишь некоторые в калейдоскопе тем в этой круговерти, закончившейся было пожаром, но и пожар теченья жизни не нарушил.

Часы без стрелок - единственное имущество мертвой Старухи. Пустой циферблат закрывает лицо служанки Смитов. Огромный маятник от невидимых часов с грохотом ломает картонный домик героев Ионеско. Что общего у двух спектаклей об абсурде жизни в абсурднейшем 2020 году? Образ сломанного времени. Застопорившегося движения. Дезориентации.
Наталья Шаинян
"Российская газета"
scroll top