Дворовое братство
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Дворовое братство

Кликните на картинку для увеличения
01.07.2019
Работать на основную сцену - удел любого нормального театра. В хорошем, как правило, есть малая сцена - для экспериментов и творческих поисков. Успешный театр с большой труппой стремится к территориальной экспансии. РАМТ в этом смысле - уникальный случай: новых сцен себе не просит (и так куда лучше - Театральная площадь под окнами), а уплотняется изнутри - работами, смыслами, новыми формами, приспосабливая под игру любое пространство. К Большой сцене, Маленькой сцене, Черной комнате, Белой комнате под занавес сезона добавился Театральный двор. Маленький тесный пятачок, зажатый стенами домов, закрытый от Большой Дмитровки железными воротами чем-то напоминает колодцы питерских двориков. В его распоряжении - все шумовые эффекты центральной московской улицы, возможный дождь и прелесть летнего вечера. Естественно, спектакли будут играться только в теплое время года - с него в конце августа и начнется новый сезон.
 
Сказать, как необходим сегодня Москве, закованной в гранит, украшенной пластиковыми цветами и припудренной строительной пылью, этот театральный дворик - значит, ничего не сказать.
 
Открыла новое пространство премьера "Зобеиды" Карло Гоцци в постановке Олега ДОЛИНА, на счету которого несколько постановок камерных детских спектаклей с недетской философией и изысканным театральным языком: "Медведко", "Мышонок-суперсыщик", "Снегурочка". В последнем заглавную роль сыграла Полина ВИТОРГАН - ее Снегурочка с прической-конусом и застывшей тревогой в глазах стремительно носилась по маленькой сцене на гироскутере (а казалось - летела над землей каким-то инопланетным существом). Ей же режиссер дал роль Зобеиды - молодой жены жестокого волшебника Синадаба, который может прожить с очередной женой чуть больше месяца, а потом превращает ее в животное. Несчастная Зобеида как раз исчерпала "лимит" любви, им ее должна постигнуть та же участь, но на помощь ей плывут отец с братом, а старый жрец Абдалак взбунтовался против своего хозяина и намерен на этот раз помешать Синадабу. Зобеида здесь - единственная героиня без маски и единственная, кто играет человеческую драму посреди очень смешных превращений и более чем актуальных лацци на злобу дня. И когда для всего мира торжествует справедливость, ее собственный мир рушится - гибнет отец, заплативший за свои грехи, терпит поражения злодей-муж, которого она так любила. В обертку сказки со счастливым концом Карло Гоцци оборачивает трагедию одной души.
 
Но боже мой, что это за обертка! Актеры сидят вокруг маленькой сцены, как на скамейке запасных, и по необходимости натягивают на себя толщинки, костюмы и изумительные маски из папье-маше (художники спектакля Сергей ЯКУНИН и Евгения ПАНФИЛОВА). Скрывая лица за маской, актеры точно рождают себя заново, маска ведет их за собой, диктует свои правила, "лепит" их пластику. И воссоздав своего носителя заново, сама начинает оживать. Так, глумливый и подлый Синабад, под маской которого скрывался Михаил ШКЛОВСКИЙ, буквально стрелял в публику картонными глазками-щупальцами. А Александр ДЕВЯТЬЯРОВ (Тарталья и отец Зобеиды Бедер) пусть и не проснется знаменитым ("дворовый" спектакль, увы, не подарит такую славу), но ни один из зрителей "Зобеиды" его уж точно не забудет.
 
Отыграв свою сцену, некоторые актеры переключаются на помощь оркестрику из фортепиано, флейты, скрипки и виолончели - за шумы, ударные, колесную лиру, алюминий и "звуки ада" отвечают как раз они: кто свободен - того и музыка. В исполнении этого диковинного оркестра звучит музыка Люлли, Баха, Форэ и Монтеверди. Этот "бедный" и одновременно избыточный, площадной и сложный театр под темнеющим небом возвращает человеческое измерение городу, который, кажется, уже успел забыть, что такое дворовые посиделки и роскошь общения.
Ольга Фукс
"МИТ-Инфо"
scroll top