Из тени в свет перелетая
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Из тени в свет перелетая

24.11.2016
Поводом для пьесы англичанина Майкла Фрейна стал громкий политический скандал, разра­зившийся в Европе в 1974 году, когда обнаружилось, что личный референт канцлера ФРГ Вилли Брандта работает на Штази - политическую разведку ГДР. Разоблачение супершпиона, который сумел стать практически личным другом своего шефа, могло бы стать сюжетом политического детектива, шпионской саги или леденящего кровь триллера. Но английский драматург, автор комедии "Шум за сценой", хорошо известной московскому зрителю, нашел другой способ рассказать эту историю. Политический олимп в "Демократии" - такой же театр, где все мужчины (женщин нет) - актеры, и каждый не одну играет роль.

В спектакле Алексея БОРОДИНА и Станислава БЕНЕДИКТОВА политический театр показан в действии, в рабочие моменты: сцену от закулисья отделяет череда стеклянных дверей, герои появляются и исчезают - иногда для того, чтобы вернуться уже в другой роли. А кто-­то в это время сидит в ложе, невидимый для большинства, как Миша, он же Маркус Вольф, глава Штази, одной из лучших политических разведок мира. К нему как к режиссеру этого действа обращаются шпион Штази Гюнтер Гийом (Петр КРАСИЛОВ) и его связник Арно Кречман, которого актер Андрей БАЖИН играет всепонимающим человеком, предчувствующим, что финал игры не за горами.

В центре действия - два персонажа: канцлер Германии Вилли Брандт и его референт, господин и слуга, политик и его ближайшее доверенное лицо, два друга, ведущие откровенные беседы, содержание которых немедленно становится известно разведке соседней страны. Вилли Брандт (Илья ИСАЕВ), проявляющий величие души и тут же мелкие, обычные человеческие слабости, и особенно Гюнтер Гийом, слуга двух господ, для автора "Демократии" - пример сложности человеческой натуры самой по себе.  Петру Красилову с блеском удается роль этакого немецкого Труффальдино, у которого сквозь довольство собой проступает растерянность, как будто он все время спрашивает себя: кто я и на той ли я стороне?

Разумеется, никаких оценок спектакль не дает, и зрителю придется самому решать, кто он, Гюнтер Гийом, нужен ли был его подвиг (или предательство?) и прав ли Уинстон Черчилль, заметивший, что демократия – наихудшая из форм правления, но остальные еще хуже.
Татьяна Филиппова
"Театральная афиша"
scroll top