Без мамы
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Без мамы

24.01.2017
На Маленькую сцену РАМТа, где идет "Дом с башенкой", зрители попадают через небольшую комнату. Попутно разглядывают фотографии на стенах - увеличенные страницы из семейного альбома писателя Фридриха Горенштейна (1932-2002). Детство, юность зрелость, близкие люди, друзья, коллеги… На одном из пожелтевших снимков почти ничего не видно - вместо лица "белое пятно на твердой от клея фотографии". Стершееся изображение матери писателя - самая дорогая ему фотокарточка.

Доверительный, личностный пролог к спектаклю не случаен. "Дом с башенкой" автобиографичен. Писатель потерял мать в детстве во время войны: она умерла на обратном пути из эвакуации. Спустя два десятилетия писатель так искренне описал свои давние переживания, что публикация рассказа в журнале "Юность" в 1963-­м стала настоящим литературным событием.

Герой спектакля, волей режиссера Екатерины ПОЛОВЦЕВОЙ ставший фотографом (его играет Максим КЕРИН), пытается воскресить забытые черты мамы. Он чувствует что­-то неуловимо родное в лице незнакомки (Мария РЫЩЕНКОВА), пришедшей на фотосессию. Колдует над негативами и реактивами. В прозрачном резервуаре проявляются нежные черты женщины. Наверное, его мама была именно такой. Незримое присутствие дорогого человека, утраченного в раннем возрасте, ощущается всегда.

Действие чередует прошлое и настоящее. Пространство маленькой сцены, обрамленное обшарпанными водопроводными трубами, превращается то в подвал фотографа­-шестидесятника, то в провинциальную больницу, то в вокзал, то в поезд. Воспоминания о военном детстве похожи на причудливую фантасмагорию. Мальчик (тот же Максим Керин, не играющий ребенка, но передающий состояние чистой, наивной души) - наблюдатель, а не участник происходящего. Как будто ему снятся уездный городок с домом с башенкой на центральной площади, торговка рыбой, прохожие и пассажиры, чужие люди, пытающиеся пригреть сироту… В гротескной многоликой толпе особенно неприятна жадная мещаночка, возненавидевшая "лишний рот". Играющая ее Анна КОВАЛЕВА не жалеет беспощадных, злых красок. Даже среди ужасов войны одиночество переживается как трагедия, а боль от потери матери неутолима.
Елена Губайдуллина
"Театральная афиша"
scroll top