Невидящие промаршировали к свету
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Невидящие промаршировали к свету

Кликните на картинку для увеличения
12.03.2016
В Российском академическом Молодежном театре (РАМТ) состоялась премьера спектакля режиссера Владимира БОГАТЫРЕВА "В пылающей тьме", поставленного по пьесе испанского драматурга Антонио Буэро Вальехо.

Чудеса все-таки случаются. Оказывается, существуют такие места, где все счастливы. Заходишь - и видишь много-много счастливых лиц. Они говорят о том, как замечателен наш мир, как красивы люди вокруг. О добре, радости, любви. Несколько настораживает, что речи о прекрасном мире они сопровождают пустым взглядом. И, лишь оправившись от изумления, понимаешь: они слепые. Абсолютно.

Оказалось, что однажды слепой Дон Пабло (Юрий ГРИГОРЬЕВ) решил: незрячим подросткам необходима школа, где их будут не только учить, но любить и ценить. Где каждый из них почувствует себя полноценным, нормальным. Таким же, как все. Это ведь самое настоящее счастье - быть как все. Теперь у Дона Пабло в подчинении 100 учеников. И каждый весел и счастлив, как никто другой.

Я написала "в подчинении"? Ошиблась, конечно. Смутило то, что они, здороваясь и прощаясь с директором честь ему отдают, будто напоминая себе и ему о клятве быть всем довольными. Все 100 учеников Дона. Вернее, теперь, с тех пор, как пришел Игнасио (Александр ДЕВЯТЬЯРОВ), их стало 101. Спортсмены, красавцы, умницы и умники, лучащиеся счастьем. Игнасио, правда, пока не такой - все еще держится за свою трость, в то время как остальные ходят безо всякой помощи, и честь не отдает, но новые друзья помогут ему преодолеть самого себя.

Игнасио, кричащая музыка, счастливые костюмы и безжизненные лица мешают расслабиться и начать радоваться за этих ребят, обретших настоящий дом. Да и внутренний циник не дает расслабиться, ждет подвоха: как же так, целых 100 незрячих живут так хорошо, что нам, зрителям, завидно. А зависть - плохое чувство, оно порождает другие: недоверие, желание проследить, подслушать, подсмотреть. Раз уж так вышло, что я все вижу.

Придется непросто. Во-первых, чтобы их понять, мне дано всего один час сорок минут - столько времени идет спектакль. Во-вторых, действие происходит не в большом зале, где можно дать волю фантазии, а в небольшом зальчике, именуемом в РАМТе Черной комнатой. Актеры знают: тут на виду каждый миллиметр их лиц, поз, поэтому передо мной мелькает калейдоскоп мертвенных лиц. Они будто и говорят о чем-то, и их взгляды проникает в душу, но в то же время остаются пустыми масками, а глаза все так же безжизненны (что, безусловно, заслуга режиссера и всех актеров: для достижения этого эффекта требуется талант, упорство, тратится немало сил). Нисколько не помогает и отсутствие декораций. Артистам это на руку, они же все равно ничего не видят. Мне же приходится додумывать.

Впрочем, уникальность спектакля в том, что здесь одновременно и надо думать, и не надо догадываться, что же на самом деле происходит. Все зависит от того, насколько сам зритель верит в свой собственный мир, и мир Вальехо, который на самом деле является Матрицей. Именно с "Матрицей" братьев Вачовски первые ассоциации, с драмой людей, уверенных, что они живут среди себе подобных, что их жизнь - настоящая. На самом же деле они оказались в иллюзии. Там, во что приятно, удобно и правильно верить.

Кстати, не стоит считать, будто спектакль "В пылающей тьме" повторяет фильм 1999 года. Пьесу свою Антонио Буэро Вальехо написал в 1950 году. К этому времени он попробовал себя в живописи, сражался в Гражданскую войну в Республиканской армии, за что был приговорен к смертной казни. Но накануне исполнения приговора казнь заменили десятилетним заключением. Выйдя, Вальехо сочинил пьесу "История лестницы", постановка которой состоялась в Испанском театре Мадрида. "В пылающей тьме" стала второй его пьесой. И вехой для "Матрицы", для режиссера Богатырева, РАМТа, актеров.

Всего час сорок, чтобы посмотреть прекрасный спектакль, оценить по достоинству работу режиссера, труд актеров и постараться увидеть самого себя. Увидеть так просто и непостижимо сложно. Особенно когда мир окажется во тьме. К счастью, пылающей.
Мария Свешникова
Вести.Ru
scroll top