Концерт для трио с оркестром
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Театральная пл., д. 2
Тел.: +7(495) 692-00-69
+7(495) 692-18-79
А А А

Концерт для трио с оркестром

Кликните на картинку для увеличения
28.04.2015
Российский Молодежный театр под руководством Алексея БОРОДИНА в этом сезоне не устает удивлять - драматургическими и режиссерскими открытиями, амплитудой театральных поисков, мастерством как опытных, так и молодых актеров.
Нет, конечно, все это было и раньше, РАМТ - один из фаворитов на театральной карте Москвы, особенно карте молодежной. Но этот сезон оказался особенно удачным, причем по всем направлениям. В нем удивительно гармонично сошлись масштабный и мощный "Нюрнберг" Алексея Бородина, пронзительный, умный и эмоциональный спектакль "Жизнь одна" Владимира БОГАТЫРЕВА, совсем непохожий на "датские" постановки, любопытная работа Михаила ЕГОРОВА "В дороге", выросшая из розовской лаборатории, хороший детский спектакль "Денискины рассказы" Рустема ФЕСАКА. Но если в большинстве своем спектакли сезона затрагивали темы серьезные и глобальные, то под занавес театрального года зрители РАМТа получили очень качественное развлекательное зрелище, где, впрочем, слышен не только смех.

Режиссер Сергей АЛДОНИН обратился к не слишком известной повести Аркадия Аверченко "Подходцев и двое других", сценических воплощений которой, кажется, и не было вовсе. Опубликованная в 1917 году, аккурат накануне всем известных событий, разрушивших российскую жизнь до основанья, она еще полна беззаботного богемного веселья и искрящихся примет "другой" жизни. Но в спектакле Алдонина, особенно в его финальной части, уже угадывается смутное предчувствие будущих перемен, пусть не в глобальном масштабе, но на уровне отдельной человеческой участи.

Художник Виктор ШИЛЬКРОТ театрализовал эту сценическую историю, настоянную на игре. Там городская площадь может обернуться вокзалом, с помощью цветных занавесок убогое пространство превратится в "богатое", там резво несутся извозчики, изображаемые актерами с надетыми на плечи шарабанами, из трех кроватей можно изобразить что угодно, рояль скроет богатую трапезу, свечи обернутся звездами. И все это будет легко, празднично, весело и очень к месту. Комедийно-бытовая история с "плутовскими" мотивами вдруг зазвучит как карнавальная фантасмагория, меняя регистры от камерных до площадных. Здесь много гротеска, начиная от смешных костюмов со всяческими толщинками и накладками, придуманных Ирэной БЕЛОУСОВОЙ, до массовых пластически-плясовых эпизодов (хореография Дмитрия БУРУКИНА и Альбертса АЛЬБЕРТСА). Бездна комических ситуаций, но есть и моменты эмоционально тихие, трогательные в своей детской наивности, которая подчас сопровождает персонажей.

Главная троица достойна всяческих похвал, причем "двое других" отнюдь не уступают самому Подходцеву, имя которого вынесено в название повести и спектакля. Его - милого чудака, легко верящего всем на слово и с азартом бросающегося во всяческие авантюры, с какой-то актерской нежностью, несмотря на общий комизм ситуаций, играет Петр КРАСИЛОВ.  Тугодума Громова, "попавшего под лошадь" коляски, в которой на спор с извозчиком несся Проходцев, - великолепный Илья ИСАЕВ. Красавца и бабника Клинкова, впервые являющегося публике одетым только "в восточную вазу", - темпераментный Степан МОРОЗОВ. Все найдут приют в скромной квартирке Подходцева, где из мебели всего-то три "крайне неудобные" кровати, обретут друг друга и начнут затевать свои игры, порой с рискованным привкусом авантюры.

Вот откуда ни возьмись, появились какие-то деньги? И что с ними делать тем, кто привык существовать с пустыми карманами? Можно, конечно, пропить-прогулять, так ведь для здоровья не полезно, вдруг выдает Громов-Исаев, в котором, как оказалось, бьется поэтическая жилка. Решили издавать журнал с оригинальным названием "Апельсин", где и будут печататься эти вирши, сопровождаемые иллюстрациями Клинкова-Морозова. Сказано - сделано, и вот наша троица, напялив оранжевые плащи и шляпы, мечется по площади, "рекламируя" свое издание, пытаясь впарить его хоть какому-то продавцу прессы. Получается не очень, а тут подоспел и упитанный Полицейский-Артем ШТЕПУРА, злорадно объявивший о закрытии издания по причинам, ему одному ведомым. "Что ж не предупредили, что это Россия?", - только и остается недоумевать Подходцеву-Красилову под понимающие аплодисменты зрительного зала.

А чего стоит уморительная сцена отъема лишних денег у не желающего ни с кем делиться Харченко - Тараса ЕПИФАНЦЕВА. Мгновенно сочиняется и тут же исполняется история с невольным отравлением некоего проезжего, в которого, нацепив соломенную бороду, преобразился Громов. О ужас! Что делать с нечаянным покойником в доме? А тут еще появляется его брат-близнец (лишь место соломы на голове у Громова поменялось - и готов новый персонаж!), разыскивающий пропавшего родственника. Вот и приходится незадачливому Харченко отстегивать денежки.

Не прошло и недели, как новая авантюра. Встреченная на лестничной площадке легкомысленная и порхающая соседка Марья Николаевна (Рамиля ИСКАНДЕР) подкидывает мужчинам своего новорожденного ребенка. И вот уже наша троица качает люльку и стирает пеленки, в то время как мамаша уже упорхнула к новому кавалеру.

А уж как они пекут пасхальные куличи, желая, несмотря на все свои чудачества, оставаться "приличными людьми"? Смеху подобно, до той поры, пока к делу не приступит приведенная в дом неутомимым Клинковым-Морозовым миниатюрная и "падшая" Маруся - Татьяна МАТЮХОВА. Вспомнив, вероятно, свое деревенское прошлое, девица легко справляется с делом, и вот уж все они торжественно примыкают к "крестному ходу" с куличами и звездами-свечками. А заодно, кажется, возвращая на путь истинный временно свернувшую с него девицу.

Женская тема у мужского трио - одна из главных. Вот Подходцев-Красилов решает жениться, оставив свою берлогу друзьям. А те уже предвкушают все беды вынужденного "мещанства" - занавесочки, канарейки, бархатные альбомы и щебечущую без устали супругу Анну Евгеньевну - Анна ДВОРЖЕЦКАЯ. Пришли в гости - так и есть: супруга трещит без умолку, а тут еще запела, да так, что канарейка в клетке застрелилась, от пыли семейных альбомов неудержимо хочется чихать. Взяли да и напились по-свински, занавески оборвали, со стола все разметали. Как результат - скорое возвращение накушавшегося семейной жизни Подходцева домой.

А на другой вечеринке влюбиться довелось уже Громову-Исаеву. Да как! С первого взгляда на пышнотелую Евдокию Антоновну - Елену ГАЛИБИНУ, этакий прототип мадам Грицацуевой. А он смотрит, затаив дыхание, и оторваться не может: так жалко ему одинокую красавицу, не знавшую мужского внимания. И вновь свадьба, которая запела-загуляла совсем по-русски: с пьяными драками и знойными поцелуями. А вот поди ж ты, ждали друзья и Громова обратно, ан нет, худо-бедно, не семейная жизнь начала складываться.

С этого-то, собственно, и начинается путь к финальному одиночеству каждого, несмотря ни на жену, ни на деньги. Откуда деньги, спросите? Да умер казавшийся мифическим дядя Клинкова, оставив ему все свое состояние. И вот он уже является к друзьям в леопардовой шубе, да не пешком, а на автомобиле. И на календаре дата - 1917 год, им пока мало о чем говорящая, но для понимающей публики значимая. Один ушел в семью, другой в богатство, одиночество же Подходцева-Красилова звучит пронзительнее. Вроде бы все его на вокзал проводили, простились, обещали писать, да и уехали. Да только поезд ушел, а идти некуда. И остался этот смешной лирик, прекраснодушный и сентиментальный в гордом одиночестве, танцуя под начавшимся дождем. В этом финале звучит очень многое: тоска по уходящему, неизвестность будущего, благодарность за прошлое…

А главное вот что. Оказалось, что и спектакль развлекательного жанра можно поставить умно, профессионально, без всяких пошлых приемчиков, на весьма достойном материале и с потрясающими актерскими работами. Не у всех, кстати, получается. А здесь вышло, так что стоит посмотреть обязательно.
Ирина Алпатова
"Театрал"
scroll top