Судите да судимы будете
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Судите да судимы будете

"Нюрнберг". Сцена из спектакля
Степан Морозов (Лоусон). "Нюрнберг" Илья Исаев (Яннинг), Евгений Редько (Рольфе). "Нюрнберг"
Кликните на картинку для увеличения
25.11.2014
Пока "наверху" решают, как гордиться историей по единому учебнику, театр продолжает будить сознание и задавать проклятые вопросы. Алексей БОРОДИН в "Нюрнберге" (по киноповести Эбби Манна, посвященной процессу над судьями Третьего рейха, обеспечившими фюреру законность его действий) как крупный ученый оппонирует поверхностному желанию упростить и подогнать историю под нужный формат.

Место действия - условный старый ресторан Нюрнберга, где командированные американцы судят немцев: опросы свидетелей перемешаны с кабаретными номерами, в них участвуют вчерашние жертвы, стукачи и палачи. Бокалы и документы соседствуют на столах, а в людях борются потребность запомнить и потребность забыть кровь и страх Второй мировой и Третьего рейха.

Время действия - 1947 год. Только что отпылал пожар самой страшной бойни, а в мире уже наступили первые заморозки холодной войны. В американской судебной команде раскол между обвинением и защитой выходит за рамки профессионального поединка: обвинительные приговоры против нацистов могут отпугнуть немцев, и Америка утратит влияние на Германию. Прокурор (Степан МОРОЗОВ) опален увиденным в Дахау, а адвокат (Евгений РЕДЬКО) убедителен, распределяя вину нацистов по всем странам: пакт Молотова-Риббентропа, соглашательство Папы Римского, деловые интересы американских поставщиков оружия Гитлеру. А раз так, значит, не надо сваливать наказание только на немцев. Герой Евгения Редько кажется непобедимым в этой судебной битве, но для режиссера он один из самых опасных людей: именно конформизм ради пресловутых геополитических интересов унавоживает почву для самых страшных режимов.

Нет единства и среди подсудимых: большинство из них убеждены, что спасали мир от большевиков. И лишь Эрнст Яннинг (Илья ИСАЕВ) ищет причину безумия его родины, а значит, и своего собственного безумия. И блестящий адвокат Рольфе становится ему врагом. Этим текстом сценария 50­-летней давности и своим строгим и стройным спектаклем Алексей Бородин предупреждает нас: есть дороги, вступив на которые уже невозможно повернуть назад.
Ольга Фукс
"Театральная афиша"
scroll top