Игры с разумом
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Игры с разумом

"Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля
"Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля "Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля
"Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля "Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля
"Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля "Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля
Кликните на картинку для увеличения
17.12.2013
РАМТ поставил на своей сцене роман Дэниэла Киза "Цветы для Элджернона", написанный в 1966 году, переведенный почти на все языки мира, роман, который в США и Великобритании входит в программу средних школ. В нашей стране он впервые вышел в 10-м томе Библиотеки научной фантастики. В 1960-е годы операция над мозгом, в результате которой человек со слабым умственным развитием превращается в гения, выглядела, как невероятная фантастика. Но в наши дни, когда медицинскими способами можно изменить пол, заиметь суррогатных детей и т.д., этот сюжет уже таковым не выглядит. И в версии режиссера Юрия ГРЫМОВА, постановщика спектакля, это почти реальная история о Чарли-дурачке, который сознает, что он глуп, но очень хочет стать умным.

И вот перед нами этот самый Чарли, одетый в белую больничную одежду. По его жестам и манере поведения сразу видно, что он умственно отсталый. Вокруг суетятся люди, похожие на медиков, но почему-то в черных халатах. У Чарли, которого играет молодой артист Максим КЕРИН, глупое, но в то же время счастливое выражение лица, исполненное доброты, открытости и доверия к людям. Он согласился на "апирацыю", которая, как обещали врачи, превратит его в умного. Доктор Штраус (Алексей МАСЛОВ) уже опробовал это на мышке с красивым именем Элджернон: мышка теперь намного быстрее ориентируется в сложном лабиринте, отыскивая в нем сыр. Врачи уверены в успехе, потому что Чарли для них - та же подопытная мышка. Лишь Алиса Кинниан (Янина СОКОЛОВСКАЯ), педагог и наставник Чарли, неспокойна: она предчувствует, что эксперимент может плохо закончиться. Да и само сценическое пространство, сжатое до предела большими надутыми мешками-пузырями, и гнетущая музыка с самого начала готовят зрителя к тому, что так и будет. Сердобольная старушка уборщица Тельма (Татьяна ШАТИЛОВА) выносит свое резюме: если бы Господь хотел, чтобы Чарли родился умным, то создал бы его таковым, и не стоит докторам играть с судьбой. Простая библейская правда. Библейские мотивы будут повторяться: Грымов поставил спектакль именно под этим углом. Режиссер с нейрохирургической точностью препарирует не столько медицинский аспект, сколько другие грани человеческих взаимоотношений.

У Грымова нет большого опыта работы в театре, но большой опыт работы в кино. И в данном случае ему это очень помогло. Режиссер использует целый спектр визуальных приемов: монтажность, ассоциативность, сложный световой рисунок. При скудности декораций свет играет большую роль. Как и музыка. Музыкальное оформление Грымов также взял на себя.

"Апирацыя" прошла успешно, и Чарли начинает меняться прямо на глазах у зрителей. В романе интеллектуальные изменения переданы посредством отчетов, которые Чарли пишет ежедневно. Грымов выстроил визуальный ряд, и мы можем читать выдержки из них. Поначалу они полны грамматических ошибок, но постепенно стиль выправляется, ошибок становится все меньше, И мы видим, как Максим Керин, меняя жесты, интонацию, походку, превращается из гадкого утенка в прекрасного лебедя, расправляет крылья и начинает парить на невероятной высоте своего IQ. Большую роль играют декорации (сценограф - Мария ТРЕГУБОВА) - мешки-пузыри то надуваются, то уменьшаются, превращаясь то в тесто (Чарли вспоминает, как до этого работал уборщиком в пекарне), то в полушария человеческого мозга. Но чем выше IQ, тем меньше вокруг любви. Бывшие приятели по пекарне оказываются жестокими лицемерами, кумиры-врачи - откровенными карьеристами. В итоге Чарли сбегает с научного симпозиума, где должен был продемонстрировать вместе с Элджерноном их достижения, и забирает с собой мышку.

Во втором действии надувные мешки исчезают, - действие перемещается в пансион, где поселился Чарли после побега. Здесь мы видим решетчатый потолок (как в клетке), хотя беглец, казалось бы, полностью свободен. Даже заводит роман с соседкой Фей (Анна ДВОРЖЕЦКАЯ).

"Почему все твердят мне, что я становлюсь человеком? Я был человеком всегда, даже до того, как меня коснулся нож хирурга. Я - человек… Я должен любить".

Но трагедия в том, что в результате эксперимента изменился лишь интеллектуальный уровень: психологически Чарли остался тем же, и это причиняет страшные мучения. Любить можно, лишь подчинив свой разум чувствам, а это получалось куда лучше у прежнего Чарли, с детской улыбкой на лице наблюдающего за новым, таким умным, но таким несчастливым. Здесь Грымов использует прием с двойником: то вдруг появляется некто в белом, то вдруг мы видим гигантскую голову младенца, заглядывающую в квартиру героя и перекрывающую выход из нее.

Врачи констатируют, что Чарли стал циником: гениальность убила в нем веру в человечество, И мы видим, как Чарли-Керин меняется уже не в плане разума, а в плане чувств. Куда делись его доверчивость и доброта? Когда-то он имел друзей, пусть они над ним потешались, но он этого не замечал. Он любил своих родителей, хотя они отказались от него. А теперь вспоминает и оценивает свое прошлое исключительно в черном свете: как его мать кричала на него, ненавидя за слабоумие и т.п.

Постепенно и сам Чарли-Керин приходит к выводу, что замкнутый на себе мозг не способен дать окружающим ничего, кроме боли и насилия. И, оказавшись в итоге в полной изоляции от прошлого мира, делает единственно верный выбор - использовать свой мозг именно для решения проблем, над которыми бьются Штраус и его коллеги. Их эксперимент удался лишь наполовину, подопытный собрат - мышь Элджернон - стремительно деградирует, и становится ясно, что Чарли уготована та же участь. Но это не единственный просчет ученых. Они совершили ту же ошибку, что и люди, потешающиеся над слаборазвитым человеком, не понимая при этом, что он испытывает те же самые чувства, что и нормальные люди. "Он и не догадывается, что задолго до встречи с ним я уже был личностью", - констатирует Чарли-Керин. И становится ясно, что в этом и заключается главная идея спектакля. Но как это сыграть?..

Яркая игра Максима Керина и Янины Соколовской была продумана до мелочей еще до начала репетиций. Артисты посещали колледж для людей с ограниченными умственными возможностями, общались с детьми с тем же диагнозом, что у Чарли, т.е. познавали его мир. И выяснили, что они прекрасно в этом мире себя чувствуют, что они радуются жизни, солнцу, каким-то таким априорным вещам, которых мы, к сожалению, за суетой своей не замечаем. Они - другие, ничуть не хуже тех, у кого IQ выше среднего, возможно, даже лучше. И личности. Все. Потому что интеллект еще не есть суть Человека.

Ради цельности спектакля режиссер отказался от многих тем, которые разрабатывал Киз в своем романе, сосредоточившись на одной, главной: мы в ответе за тех, кто с нами рядом. Решение превратить в финале зрительный зал в приют для слабоумных, может показаться слишком резким и прямолинейным, но это символичный знак равенства, который является закономерным следствием режиссерской концепции, в которой гармонична каждая деталь. Здесь мы наблюдаем четкое сочетание зрелищного и психологического театра, следующее традициям и гармонично вписывающееся в современную эстетику. Хотя Грымов и приглашенный режиссер, он учел специфику РАМТовской публики, которая привыкла додумывать, и предоставил ей большой простор для размышлений.

Великолепный актерский ансамбль четко выполняет режиссерские задачи. Анна Дворжецкая создала колоритный образ взбалмошной соседки Фей, очень живой и непредсказуемой, которая вместе со своим хаосом вносит в жизнь главного героя и человечность. Даже эпизодические женские образы (Ульяна УРВАНЦЕВА - женщина в парке и Татьяна ШАТИЛОВА - Тельма) получились яркими. Великолепны Алексей Маслов и Александр ДОРОНИН (Барт).
Но самый яркий, конечно, Максим Керин. Год назад мы увидели его в эпизодической роли в "Скупом" (Комиссар), и вот он уже сделал свою первую большую роль как большой артист, профессионально держа весь спектакль. От начала до конца сыграл человеческую личность, которую не убить никакими экспериментами.

Когда начинается интеллектуальный регресс, в Чарли-Керине вновь просыпаются чувства. Самая пронзительная сцена - сцена с матерью, где великолепный дуэт Керину составила Лариса ГРЕБЕНЩИКОВА. "Это моя мама", - произносит он с искренней сыновней нежностью и упорно повторяет эти три слова, счастливый тем, что имеет счастливую возможность наконец-то произнести их. Такую же нежность Чарли-Керин проявляет и к своему собрату по эксперименту: "Пожалуйста, если сможете, положите на могилку цветы для Элджернона".

Вряд ли кого удивляет, что роман Киза рекомендован школьникам Европы для изучения. Там же с младых ногтей закладывают убеждение, что все люди равны, что уважение к личности превыше всего, что больные люди так же необходимы обществу, как и здоровые. Кто знает, может, они посланы в наш мир для того, чтобы другие поняли что-то большее, чем понимают в своей повседневности?..

Мы, увы, пока еще до этого не доросли. Потому и такой финал. Когда Чарли Гордон отправляется в свой последний приют, Максим Керин спускается не куда-нибудь, а в зрительный зал и садится среди зрителей: я такой же, как вы.
Владимир Анзикеев
"Планета Красота"
scroll top