Лабиринты сознания
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Лабиринты сознания

"Цветы для Элджернона". Сцена из спектакля
Кликните на картинку для увеличения
07.11.2013
В то время когда вся Европа и Америка зачитывались прозой Дэниела Киза "Цветы для Элжернона", сняв фильм по его сценарию, а Клифф Робертсон получил "Оскара" за роль Чарли Гордона - молодого человека с больной психикой, наши режиссеры искали другое, нечто вкусненькое, отвечающее потребностям фанатов попсы и домохозяек.

Телевидение считало, что это не их формат, поскольку нужного рейтинга не собрать. Для киношников полуфантастическая история о недоумке, после операции превратившегося в гения, представлялась слишком скучной. Ну а театралы не знали, как разные места действия свести в коробке сцены. Да и вообще переводить прозу на язык сцены - дело утомительное и слишком хлопотное. Наверное, если бы худрука Алексея БОРОДИНА не волновала судьба умственно неполноценных людей в России, то вряд ли возник спектакль "Цветы для Элжернона" в Молодежном театре. И здесь бы не появился Юрий ГРЫМОВ, наделавший много шума своими провокационными постановками: "Дали", "Нирвана", фильмами "Му-му" с Людмилой Максаковой и "Коллекционером" с Алексеем Петренко, а так же по-житейски мудрым телесериалом "Казус Кукоцкого" Людмилы Улицкой. От этого строптивого художника никогда не известно чего ожидать, и то, что он стал генеральным продюсером телеканала "Дождь", - тоже из области непредсказуемых сюрпризов.

Мне кажется, Грымов согласился раскусить этот твердый "орешек", чтобы преподать нравственный урок людям, существующим в своей скорлупе и не замечающим тех, кого Бог обидел умом и приговорил на всю жизнь оставаться ребенком. Ведь по отношению к больным и немощным старикам проверяется истинная духовность общества, ныне поделившегося на успешных и ущербных. Именно они, не по своей вине оказавшиеся в резервации "прокаженных", подлежат презрению и унижению, ну а цивилизация отбрасывает их, как ненужный мусор, иногда используя в качестве шутов для развлечений. Поскольку убогий не может ответить, да и не знает, как ответить на жестокость. В мировой драматургии таких примеров тысячи, и тут Дэниэл Киз не является первооткрывателем, но он затронул еще одну важную тему, весьма злободневную для сегодняшнего дня. Если ученые вообразили себя демиургами и готовы исправлять ошибки Бога с помощью скальпеля, превращая идиотов в обывателей, то не нанесут они тем самым еще больший ущерб мироустройству людей. Ведь страдания исчезнут, а вместе с ними и потускнеет светлая сторона души, так как сострадать будет некому и пирамида духовных ценностей перевернется...

Тем не менее спектакль Юрия Грымова не получился назидательным, тем более занудным, наоборот, он весь пропитан тревожными нотами чего-то неожиданного и фантастического, как будто вот-вот распахнется дверь и все мы окажемся Колумбами неведомой планеты. Первая часть представления продуманно метафорична и иносказательна. Здесь, на удивление органично, соединилась образная сценография в виде надувных полотнищ, подобно чудищам, наступающим на людей, и вполне тривиальное бытие заштатного городка, где в обычной семье, неизвестно за какие грехи, родился умственно неполноценный мальчик. Он вырос и стал работать в пекарне дяди, поэтому вся его жизнь проходит среди мешков с мукой. В данном случае очень хорошо рифмуется мука с му´кой, а дрожжевое тесто подходит, увеличиваясь в объеме, словно ползущая лава.

Череда коротких эпизодов складывается в калейдоскоп обрывков сознания Чарли, счастливого лишь тем, что все его любят (по крайней мере ему так кажется), а красная пищалка в руках напоминает далекое детство с расплывчатым лицом измученной матери (Лариса ГРЕБЕНЩИКОВА) и вечно озабоченным отцом (Юрий ГРИГОРЬЕВ). И только Алиса (Янина СОКОЛОВСКАЯ), научившая юношу читать по складам, выпадает из серой массы, занимая отдельное место в путаном сознании героя. А когда гибкость ума после операции обретет нужную эластичность, то Чарли влюбится в свою учительницу. Но об этом чуть позже, поскольку эта тема, как мне показалось, не слишком-то волновала режиссера, куда больше его интересовал эксперимент нейрохирургов, избравших для своего опыта вместе с мышкой Чарли с нулевым КПД интеллекта, пообещав, что он станет умным, как все. Но как все не получилось, калека превратился в ученого, с которым теперь всем неуютно... И вот этот извилистый путь: от беспомощного "недоросля" к полиглоту, а после обратно, в пугающее состояние недоумка, должен был пройти молодой артист Максим КЕРИН. В течение всего спектакля он не покидает сцену, перевоплощаясь то в наивного ребенка, то в страдающего гения, достигая необыкновенной правды чувств в разных ипостасях.

Второй акт совершенно не похож на первый ни по выразительным средствам, ни по художественному оформлению. Огромное пространство сцены сужается до комнаты - клетки, где обитает изгой Чарли, пытаясь открыть свою формулу счастья в бесконечном познании. Но, как известно, знания только увеличивают скорбь. Наблюдая за собой, как за подопытной мышкой, проходящей по заданным лабиринтам, он понимает: его темные глубины подсознания постепенно выползут наружу и он уже не сможет контролировать себя, потому что врачи в поисках славы действовали на авось, не задумываясь о дальнейшей судьбе своего пациента. Он также знает, что любимая женщина, готовая стать сиделкой, всем пожертвует, но это не принесет счастья ни ему, ни ей. Конечно, его не сожгут в печи, как мышонка Элжернона, в лучшем случае отправят в сумасшедший дом, и никто не узнает в чокнутом Чарли с идиотской улыбкой прежнего гения, мозг которого был похож на вселенную, а потом уснул…
Любовь Лебедина
"Литературная газета"
scroll top