Понарошку, но взаправду
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Понарошку, но взаправду

01.11.2009
Книги голландца Тоона Теллегена называют сказками для взрослых и для детей, причем их тоже читают взрослые. А самого писателя именуют "амстердамским Хармсом". Известно, что его дед был родом из России и носил фамилию Телегин.

В детских сказках Теллегена-Телегина слышится какая-то меланхоличная вселенская грусть, совсем не детская. Герои Теллегена - Муравей и Белка, Слон и Еж, Тушканчик и Шмель "почти взаправду" отмечают дни рождения, шлют друг другу письма и рассуждают о смерти и законах бытия. Именно поэтому его проза приглянулась команде актеров и молодому режиссеру Екатерине ПОЛОВЦЕВОЙ, выпускнице мастерской Сергея Женовача этого года.

Создатели спектакля размышляют о детстве философски. А что самое главное в этом возрасте? Осознание своей ценности, умение строить отношения с другими, чувствовать и исследовать свои чувства осознавать несовершенство мира и пути преодоления его? Именно с таких позиций команда спектакля подошла к разбору ролей.

Особенно трогательными получились именно женские образы. Белка в исполнении Анны КОВАЛЕВОЙ переживает осознание своей женской природы. Она учится переносить разлуку со своим другом Муравьем (актер Сергей ПЕЧЕНКИН), прислушивается к себе: разлука невыносима? А если это любовь? Муравей занемог, просит одобрения, ласковых слов, восхищения: "Скажи мне: "Ты - храбрый! Не так, по-другому..." Ах, как трогательно зарождение любви, осознание ею его слабостей, и своей власти над ним. Не беда, что у Белки внешность не самой опрятной детсадовской девчонки, и она еще не научилась безупречности своего облика - чуть мешковатые чулки на вырост. Базовые знания о своей неотразимости у нее уже есть.

Пронзительно звучит история о Тушканчике, разговаривающем с Солнцем. "Солнце, ты можешь хоть раз в жизни не заходить? Хоть раз, ради меня!" Солнце, полупрозрачный розоватый от заката шар, движется вниз. Размер детского горя трудно представить. И снова - отчаянная мольба. Это как "Быть или не быть?" Та же степень бессилия перед экзистенциальными вопросами. Актер Михаил ШКЛОВСКИЙ ведет эту тему со сдержанной страстью.

После серьезной философской сцены действие по закону маятника качнется в другую тональность - начнутся сцены безудержного веселья, дней рождения, вкушения десертов. Актеры не стесняются "отпустить себя" в стихии безграничного счастья. А тема жизненной сладости звучит чувственно, со вкусом. Этот мгновенный переход от горя к радости - пожалуй, самая точная картина детства, запечатленная актерами. Они и сами недалеко от этого возраста ушли. А эта потребность танцевать в любое время суток - энергия бьет через край. В финале танец станет общим. Разве можно танцевать актерам на сцене, когда другим, сидящим в зале, этого тоже очень хочется?

Нелли УВАРОВА здесь - меланхоличная, неуверенная в себе Ласка, остро переживающая свое несовершенство: неумение готовить торты и встречать гостей. Ее Ласка едва не сходит с ума, задыхается, мучимая самоедством. Зарисовка с натуры, почти пародия на неуверенную с себе мятущуюся артистическую натуру. В этих философских сказках актерам есть, что подложить из личного опыта. Кажется, смеясь, актеры расстаются со своими комплексами.

Художник Ирина УКОЛОВА соорудила такие сложные трансформирующиеся кованые конструкции, которые говорят об уровне владения разными ремеслами. А чего стоит хитроумный аппарат по письмонаписанию, а какая смешная получилась светящаяся шкатулка для хранения воспоминаний. А сколько внимания к "мелочам": на меховой жилетке Ежа меняются атрибуты - к иголкам прилипают все новые предметы, то листик, то красный вязаный носок. Лишь надкусанное зеленое яблоко и брошь в виде плюшевого медвежонка - константа личного стиля. Это важное обстоятельство: герой - мальчик, играющий ежа. А искривленные, танцующие спинки стульев - метафоры в духе Шагала. Пожалуй, так видят мир только в детстве.
Марина Квасницкая
"Дом актера"
scroll top