Акцент на красном
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Акцент на красном

22.10.2008
Режиссер взялся за классический роман Стендаля и с легкой руки убрал множество второстепенных эпизодов, а сам текст "изобретательно" поделил на две части - "Красное" и "Черное". Первая, согласно задумке постановщика, повествует о страсти, а вторая о смерти. Автор сценической версии романа не исказил смысла, однако из-за вырванных фрагментов образы героев, как и общая идея романа, остались недоработанными. ЕРЕМИН сделал простенький спектакль о любви, тогда как Стендаль писал непревзойденную в психологическом плане книгу об амбициях и честолюбии, поглощающих человека. Главная заслуга постановщика в том, что он мастерски поработал с исполнителями ролей: образы, предложенные актерам, сыграны безупречно.

Еремин, на мой взгляд, не совсем верно трактует символику романа, если ее вообще можно трактовать правильно. Красный здесь лишь любовь, а черный - лишь смерть, хотя любви-то  (как в романе, так и в спектакле) по сути совсем немного: Жюльен Сорель, провинциальный амбициозный юноша, никогда не возводит любовь в абсолют, она для него не больше, чем средство на пути достижения карьерных высот, а в случае с госпожой де Реналь лишь удовлетворяет его гордость - и только.

Единственный человек, испытывающий неподдельное чувство, - это Луиза де Реналь (Нелли УВАРОВА), жена мэра, к которому нанимается учителем Жюльен. В любви она эгоистична и ревнива (никак не из религиозных опасений пишет она пасквильное письмо на бывшего любовника), но искренна. В ее земной, не христианской любви, есть даже какое-то величие и прелесть. Трагедию матери Нелли Уварова играет крайне убедительно, хотя о ней в спектакле сказано непростительно мало.

Другая пассия Жюльена - Матильда де Ла-Моль (Анна КОВАЛЕВА), аристократка с романтическими представлениями о смерти и совершенная дилетантка в любви. Она прельстилась безродным Жюльеном только когда поняла, что он может ее убить. Эту черту она угадала верно: Жюльен способен на убийство, но никак не из любви или ревности, а исключительно из честолюбия. Он и в госпожу де Реналь стреляет, когда она рушит его карьерные планы своим письмом, адресованным отцу Матильды, маркизу де Ла-Молю.

Главного героя, Жюльена Сореля, играет одна из "звезд" РАМТа Петр КРАСИЛОВ. Этот образ - попытка выйти за пределы амплуа наивных и благородных юношей, которых Красилов играл до сих пор (Эраст Фандорин, Петя Трофимов в "Вишневом саде", Роберт в "Жестоких танцах"). В Сореле Красилов открывает для себя темные стороны, но иногда перебарщивает. В его Жюльене, пожалуй, нарушен баланс: много жесткости и меньше, чем требуется, чувства. В нем совсем мало оскорбленного достоинства и пламенной любви к Наполеону Бонапарту, а ведь у Стендаля это самая главная эмоция, которую испытывает герой. В спектакле образ Сореля прописан хуже всех хотя бы потому, что из сюжета вырезаны многие эпизоды его жизненного пути. Так, в спектакле почти ни слова нет о прошлом Сореля (только говорится несколько раз о его низком происхождении), не хватает периода его обучения в семинарии и других фрагментов, необходимых для понимания характера.

Режиссер совершенно не вовремя применил комический талант Красилова и других актеров - во втором действии, которому полагалось быть трагическим. Вместо любовной драмы актеры временами играют фарс, что не вписывается в общую линию спектакля.

Впрочем, несмотря на все оговорки, спектакль, удивляющий режиссерской трактовкой, смотрится на одном дыхании в первую очередь благодаря превосходной актерской игре.

Нельзя не сказать об очень удачном ходе Еремина - образе художника Мале, незримо для героев присутствующего на сцене все действие. Он цитирует Байрона, Монтеня, Наполеона, Гете и Шопенгауэра, говорит о цветах, любви и смерти, озвучивает внутренние монологи героев и идеально связывает плохо склеенную композицию спектакля. Мале исполняет роли и рассказчика, и свидетеля, и сочувствующего, и суфлера. В спектакле это, пожалуй, самая яркая и живая фигура, хотя она и сопровождает все действие фоном.

Акценты в спектакле расставлены на красном не только в переносном, но и в буквальном смысле - в цветовом решении костюмов героев (автор - Виктория СЕВРЮКОВА). В начале действия все герои одеты в однотонные светлые костюмы и напоминают бесцветные холсты. С приходом Сореля в дом Реналей в нарядах появляется красная отделка, горничная расстилает красную ковровую дорожку, взбивает алые подушки, а Мале выписывает красные узоры на бесцветном квадрате в центре декорации.

Сценография (Валерий ФОМИН) выполнена в неожиданном графическом стиле: все лаконично-мрачно, и главные элементы - красный и черный квадраты Казимира Малевича. Блистательный Париж воплощен на сцене несколькими картонными каркасами, символизирующими внешний каскад шикующего светского общества (здесь развлекаются), дом Реналей - двумя дверьми и постелями (здесь любят), дом Ла-Молей - конторкой с чернильницей и бумагами (здесь делают карьеру), тюремная камера - дырой оконного проема (здесь умирают).

Во втором действии цвет костюмов постепенно смещается в черную гамму, но алые тона не сходят со сцены до самого конца. Очевидно, таким образом автор подчеркивает постоянное присутствие страсти в жизни героев, даже стоящих перед лицом смертного приговора.

Постановки Юрия Еремина всегда отличаются добротной, логически выверенной конструкцией, и всегда в них не хватает какой-то тонкости, изящества высокого искусства. Они будто хрестоматийно прилизаны на потребу школьника - классика в отрывках и фрагментах. Его спектакли хороши для составления общего представления о чем бы то ни было. В "Красном и черном" можно почерпнуть сведения и о любви, и о Стендале, и о жизни молодых людей, мечтающих вырваться из низов, и о затхлой жизни провинции. Основа спектакля, к сожалению, суха, как биография. Но глубокая актерская игра, интересные костюмы и сценография насыщают постановку деталями, мыслями и идеями, без которых она не была бы жизнеспособна.
Александра Акчурина
"Новая газета"
scroll top