Коврик для фауны
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Коврик для фауны

11.09.2009

Театр для детей в минувшем сезоне слегка притормозил свое поступательное движение. И если можно было говорить о чем-то новом и интересном, так это касалось в основном привозных фестивальных спектаклей "Гавроша" или "Большой перемены". Московские театры, конечно же, продолжали работать в этом направлении, но весьма скромно. А вот сезон нынешний с детской точки зрения начался весьма удачно: одновременно с очередным Фестивалем "Гаврош" в Российском Молодежном театре стартовал показ итоговых работ Творческой лаборатории "Молодые режиссеры - детям".

Первой ласточкой стал спектакль "Как Кот гулял, где ему вздумается" по известному произведению Киплинга.

Этот проект РАМТа осуществляется в рамках Программы государственной и общественной поддержки театров для детей и подростков под патронатом Президента РФ (при поддержке Министерства культуры РФ). А в качестве молодых режиссеров задействованы ученики Сергея ЖЕНОВАЧА. Еще в прошлом сезоне они показывали художественному руководителю РАМТа Алексею БОРОДИНУ некие "заявки" на потенциальные спектакли, из которых было отобрано четыре. Таким образом, между прочим, в один театральный узел были завязаны сразу два актуальных сценических аспекта - театр для детей и молодая режиссура. Кстати, подобные опыты уже два раза проводил самарский Фестиваль "Золотая репка", где существует свой проект "Молодая режиссура. Спектакль для маленьких". Но, к сожалению, ничего путного из этого не вышло, поскольку не было достигнуто главного - взаимопонимания между режиссером и юным зрителем. Более того, в отдельных работах они словно бы игнорировали друг друга.

В "Коте" же все случилось, к счастью, как раз наоборот. Именно с этой точки зрения - взаимопонимания и полного контакта между режиссерами, актерами и детьми. Свой взгляд на спектакль для детей представила молодая норвежская постановщица Сигрид СТРЕМ РЕЙБО. Взяв за основу знаменитую киплинговскую сказку, она виртуозно перевела ее на два языка сразу - сценический и детский, а потом и эти два синтезировала в один, понятный всем.

История Киплинга подается как занимательная театральная игра. Что принципиально, потому что именно в игровой форме, как всем известно, дети и познают мир. Игра получилась увлекательной и веселой, причем изрядная доля юмора тоже впрыснута режиссером в литературный оригинал. Время и место действия получились сказочно-игровые, намекающие на киплинговскую архаику, но в явно современном ее осмыслении.

Игра возводится в абсолют: в тесном пространстве РАМТовской Черной комнаты никаких тебе декораций и звериных шкур для актеров. Между тем сценограф и художник по костюмам все-таки существует - Мария УТРОБИНА. Вместе с режиссером они бросают на пол символический коврик, который тут "играет" очень много ролей - и пещеру, и дубину, и какой-то колдовской атрибут. Вокруг коврика по полу разбросаны подушки, на которые усядутся дети - зрители, а подчас и участники игры. Так, кто-нибудь из актеров запросто подхватит на руки самого "мелкого" и водрузит верхом на Лошадь. Или стащит с очередного малыша кроссовки - взамен своих, потерянных. Или призовет подавать условные сигналы, чтобы действие продолжалось так, как надо. 

Шестеро молодых актеров (Денис БАЛАНДИН, Александр ДЕВЯТЬЯРОВ, Анна КОВАЛЕВА, Алексей МИШАКОВ, Мария РЫЩЕНКОВА и Роман СТЕПЕНСКИЙ) в джинсах, футболках и куртках с капюшонами к началу представления уже сидят по краям на тех же подушках, тем самым не давая разомкнуться единому актерско-зрительскому кругу. Каждому вроде бы доверена одна основная роль, кому - Кот, кому - Мужчина или Женщина. Но при желании, скажем, Корова запросто изобразит Летучую Мышь, а Лошадь - плачущего Ребенка. Актеры с удовольствием вспоминают не столь отдаленное студенчество с его знаменитыми звериными этюдами, правда, их мастерство уже куда более отточено профессиональным образом жизни.

Они на наших глазах словно бы сочиняют эту сказку заново, мгновенно пластически впрыгивая в тот или иной образ и так же легко на него выходя. Сказка творится в буквальном смысле слова из ничего, из того, что подвернется под руку или под ногу актерам в этом маленьком пространстве: лесенка, фонарик, платок. Но поскольку игра получается интерактивной, актеры учатся немедленно реагировать на непосредственные реплики детей, импровизируя на ходу. "Я понял, в чем тут прикол", - беззастенчиво громко восклицает какая-нибудь кроха. Кот, перемигнувшись с малышом, тут же отвечает: "И я". И подобных моментов тут предостаточно.

Кстати, наблюдать за малышами на этом представлении не менее интересно, чем за актерами. Наблюдать за процессом этого театрального "завоевания" маленького зрителя. Ведь не секрет, что поначалу многие детки морщат носы оттого, что нет привычных красочных декораций и узнаваемого облика кошечки-собачки. Но уже через несколько минут, поняв, что их приглашают не в сторонние наблюдатели, но в соучастники игры, начинают втягиваться, хохотать, хлопать в ладоши и цокать языками, озвучивая топот копыт. Что от них, собственно, и ожидалось. Так что первый опыт Лаборатории в РАМТе вышел несомненно очень удачным. Теперь стоит дождаться остальных трех.
Ирина Алпатова
"Культура"
scroll top