Инь и Ян - два чтения одной пьесы
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Театральная пл., д. 2
Тел.: +7(495) 692-00-69
+7(495) 692-18-79
А А А

Инь и Ян - два чтения одной пьесы

20.04.2005
Белый кролик

"Инь и Ян" не просто спектакль по непубликовавшейся пьесе Акунина. Это своеобразная квинтэссенция авторских ответов на письма читателей, требующих поминутного восстановления жизни Эраста Петровича, а особенно той их части, которая фанатеет одновременно и от Фандорина и от Японии. Степень наркотической зависимости от модного персонажа и модной страны учтена автором очень тонко: для тех, кому важнее Эраст Петрович, предназначена Белая версия "Инь и Ян", а для тех, считает, что счастье ходит в кимоно и обмахивается веером - Версия черная. После "Алмазной колесницы" это самые "японские" произведения фандоринской серии.

Белая и Черные версии - самостоятельные полноразмерные спектакли. Их вполне можно смотреть и по отдельности, а можно вообще посмотреть один из них. Тексты очень похожи, развязки разные, но кто убийца в противоположной версии, легко догадаться посмотрев одну. В театре пошли на эксперимент: обе версии идут в один день с полуторачасовым перерывом. Билеты продаются отдельно и впору проводить социологическое исследование о том, насколько хочет увидеть зритель действо, сюжет которого ему известен, а результат предсказуем.

Белая версия классичней и ближе к традиционной акунинской прозе. Тонкий юмор насыщает всю пьесу от первой минуты до последней, а актеры весело пародируют театральные традиции конца позапрошлого века, когда комедия была важнейшим из ценических жанров.

В принципе, весь сюжет пьесы - это пародия. Пародия на современную, как нам кажется, а на самом деле давнишнюю тягу москвичей к восточной экзотике, мистике и прочей развесистой сакуре. Стильное оформление сцены в подмосковно-ориенталистских традициях и тщательно выговариваемые актерами реплики на японском языке впечатление усиливают, а Маса в исполнении Алексея РОЗИНА временами затмевает Фандорина, сыгранного Алексеем ВЕСЕЛКИНЫМ. На японца Розин не похож совсем, но на то она и пародия: бывший якудза двигается на сцене совершеннейшим героем какого-нибудь "Бумера", но обаятелен и исполнен почтения к господину совершенно по-акунински - безусловно, это одна из самых больших удач спектакля. Но и в целом Белая версия смотрится весело, на одном дыхании, тем более, что детективная линия выписана тоже по-акунински качественно - другого слова и не подберешь.

Черный кролик

Черная версия мрачнее и жестче. Смотреть ее тяжелее, а по отрывистым смешкам в зале легко определить, где сидят свежие зрители, не слышавшие этих шуток в Версии белой. Сначала кажется, что отличия будут только в оформлении отдельных сцен, но зритель ждет от Акунина сюрпризов и Акунин не обманывает. Кстати, в унисон общей жесткости версии, юмор становится прямолинейнее, а пародийность жестче. Вот уже и типичные обитатели "вишневого сада", собравшись на подмосковной даче и ожидая приезда Фандорина, лихо уписывают палочками норимаки, запивая их зеленым чаем, а на смену "японским танцам" приходит поединок из гонконгских боевиков между Масой и лакеем Аркашкой (еще одна несомненная актерская удача Ильи ИСАЕВА) и воодушевленное исполнение ката с китайским мечом нотариусом Степаном Степановичем Слюньковым (Алексей МАСЛОВ).

Фандорин, в Белой версии расхаживавший со сломанной рукой, теперь не ходит вообще - в Черной у него сломана нога, и передвигается он в инвалидном кресле. Кстати, Алексей ВЕСЕЛКИН, хотя и выглядит излишне суетливым на фоне киношных Фандорина-Бероева и Фандорина-Меньшикова, в целом им не проигрывает и даже имеет одно неоспоримое преимущество. Веселкинский Фандорин единственный точно соответствует авторскому образу по части фигуры: его действительно широкие плечи заставляют вспомнить о худосочности киношных коллег, а если бы Веселкин говорил чуть медленнее, в театре пришлось бы провести весь день - все-таки молодой Фандорин был еще многословен.

В Черной версии больше Японии, больше Востока, больше мистики, больше нераскрытых тайн, но я и сейчас не могу сказать, какую бы из них я хотел бы посмотреть вновь больше. Наверно, обе. Иначе Акунин не был бы Акуниным - его сюжеты не бывают скучными, а РАМТ не был бы молодежным театром, если бы с таким задором не поставил эти спектакли.

 Причем здесь кролики, я вам не скажу, а кое-какие другие тайны открою. Текст пьесы "Инь и Ян" действительно не напечатан, но, возможно, только пока. На спектакле, точнее, на спектаклях этого "придворного" театра Акунина (здесь и до "Инь и Ян" с успехом шла пьеса "Эраст Фандорин" по роману "Азазель") я встретился с "придворным" издателем Эраста Петровича Фандорина Захаровым, который добровольно исполнял "шпионскую" миссию: выяснял, какой спрос может быть на эту пьесу, если ее напечатать. Насколько это миссия выполнима, мы скоро узнаем, а пока скажу только, что "Алмазной колесницей" приключения Эраста Петровича Фандорина не заканчиваются. На мой вопрос "Почему Акунин не хочет печать эту пьесу?" Игорь Захаров ответил так: "Он в этом не одинок. Многие драматурги при жизни не печатали пьес. Вот Шекспир, например".
Александр Куланов
Japon.ru
scroll top