Берег утопии как твердая почва
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Берег утопии как твердая почва

25.12.2011
22 декабря, в предрождественской Москве РАМТ отпраздновал в один вечер три юбилея. Открытие в 1921 году Московского театра для детей, основанного легендарной (и тогда отчаянно молодой) Наталией Сац. Переименование театра в Центральный детский в 1936-м. И, наконец, получение нынешнего имени - Российский академический молодежный театр - в 1991-м.

На сцене была вся труппа. Из-под колосников спускались портреты тех, кого театр утратил. В 46 номерах спектакля-концерта "В пространстве сцены" объединились все поколения РАМТа.

Актеры РАМТа пластичны и музыкальны. Эта синтетическая труппа готова и к тончайшему "Берегу утопии" Стоппарда, и к глубоким "Будденброкам" Карбаускиса, и к мюзиклу "Алые паруса", и к сказке Киплинга, рассказанной самым младшим зрителям под лоскутным одеялом при свете стратегического фонарика. На вечере "В пространстве сцены" актеры РАМТа танцевали танго, расписанное на множество партий, пластических роковых романсов для каждой пары. Фехтовали. Неслись в галопе Штрауса. Пародировали советскую хоровую капеллу - белый верх, черный низ, красная папочка нотной партии, с невозмутимой серьезностью исполняя чудовищную по словам народную песню в виртуозно-задушевной аранжировке Шостаковича. И - уже без всякой пародии - пели прелестную, давно выпавшую из обихода "Попутную песню" Глинки, оду первой российской железной дороге.

Илья ИСАЕВ и Петр КРАСИЛОВ (драматические же актеры! Исаев и вовсе Герцена играет!) самозабвенно отрывали матросский дуэт из оперетты Дунаевского "Вольный ветер" - и куплеты 1947 года про лапы, которые тянутся к недрам опереточной страны, звучали очень свежо. Так же, как и дуэт "Money, money, money…" из фильма "Кабаре", в котором Красилов был дамой (и до чего сегодняшней!), а крошечная Татьяна МАТЮХОВА - усатым кавалером в шапокляке.

Евгений РЕДЬКО читал монолог пушкинского Моцарта о Черном человеке (и читал замечательно). Стихи Владимира Соловьева, Георгия Иванова, Булата Окуджавы, Иосифа Бродского омывали сцену. Андрей БАЖИН в облике куплетиста 1920-х пел куплеты собственного сочинения о Трех богатырях Театральной площади, пройдясь по богатой реставрации Ильи Муромца и неколебимой верности традициям Добрыни Никитича.

Нелли УВАРОВА, Дарья СЕМЕНОВА, Александра РОЗОВСКАЯ, Рамиля ИСКАНДЕР, Мария РЫЩЕНКОВА - все лучшие девушки РАМТа были в этот вечер на сцене.

А вот Алексей Владимирович БОРОДИН, худрук и держатель нравственного камертона театра, речей не говорил. Его (как и водится в РАМТе) с трудом вытащили на поклоны.

Нравственный камертон РАМТа - тихое благородство, вызывающая по нашим временам человечность. И душевное здоровье, поддержание которого явно стоит в Москве-2011 немалых сил. Тем более, что фитнес-клубов для этого не придумано.

Все эти свойства были в давних спектаклях (на нашей памяти "давние" - это многочасовые "Отверженные", предложенные Москве в разгар шоковой терапии, "Дневник Анны Франк" с Чулпан Хаматовой, замечательные "А зори здесь тихие…", "Сотворившая чудо"). И, совершенно неизменны остались в недавних премьерах - "Ничья длится мгновение", "Сказки на всякий случай", "Алые паруса", спектакли проекта "Молодые режиссеры - детям" (скромнейшего в замысле и награжденного за два года развития Премии Станиславского и "Золотой Маски").

Что бы ни происходило вокруг - РАМТ нашей памяти сам оставался Берегом утопии. Твердой почвой в бушующем море житейском.

В публике юбилейного вечера были министр культуры Александр Авдеев, Георгий Тараторкин, Марк Розовский - и множество грандов театральной Москвы.

Расходясь, публика говорила о том, как необходим Москве всех поколений этот театр.
Елена Дьякова
"Новая Газета"
scroll top