Суровая сказка
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Суровая сказка

03.06.2010

На премьерных спектаклях музыкального спектакля "Алые паруса" в РАМТе - аншлаги. У каждого ряда - приставные стулья; помимо школьных много культпоходов семейных: дети с родителями и бабушками. Вряд ли половина зала знакома с повестью Грина, но даже те взрослые, что когда-то ее читали, помнят только, что это - "чистая, романтическая сказка о лю6ви".

Что дает определенную свободу постановщику.

Повесть Александра Грина - странное сочетание чистого романтизма с попыткой его психологического обоснования. История жизни Ассоль, история жизни Грея (с подробным описанием родителей, воспитания, характера, бегства из дома) - все должно убедить читателя, что так действительно бывает. Конечно, бывает - один раз из ста тысяч именно так, наверно, и случается. Но поверить нам в это помогает никакой не психологизм, а красота и обаяние идеальных образов. Поэтому в памяти только они и остаются.

В спектакле А.Бородина красот романтизма не найти. Посреди сцены вздыбившаяся конструкция, придуманная художником Станиславом Бенедиктовым, - то ли застывшая в ржавом железе волна, то ли обломок крейсера. На этой "волне", в ней и вокруг нее происходит действие, довольно динамичное - как того и требует жанр мюзикла. Задают четкий ритм и канаты, падающие с потолка во время музыкальных массовок, и резкая, грубоватая пластика актеров, и, конечно (в первую очередь!), музыка Максима Дунаевского.

Поначалу все происходит довольно близко к книге: в рыбацком поселке живут скучные и черствые люди, никогда не поднимающиеся над пошлой действительностью: море для них - это "пена да вода" и "креветки для пива". Кстати, слова песен (которые удалось расслышать при хоровом исполнении) отличаются высоким художественным уровнем, благодаря текстам авторов либретто М. Бартенева и А. Усачева спектакль можно назвать философским мюзиклом.

Мрачный колорит - ржавое железо и серые робы пьяных рыбаков - ненадолго расцвечивается появлением Мэри (Анна АНТОСИК): ее красная пелеринка и трогательная "морская" колыбельная как первые ноты будущей темы алых парусов. У зрителей нет никаких сомнений в причине ее гибели: сцена домогательств злодея Меннерса решена зрелищно, театрально... и понятно.
Очень обаятелен Лонгрен, отец Ассоль, в исполнении Ильи ИСАЕВА. Двумя-тремя репликами и первой же вокальной партией создается образ теплый, сильный, талантливый. Так же интересно наблюдать за Меннерсом (Вячеслав НИКОЛАЕВ), особенно в "загробной" части его роли: ненавязчивый грим и зловеще-замедленные, как под водой, движения заставляют-таки поежиться от жути.

Ассоль (Рамиля ИСКАНДЕР) в РАМТе - не тихая мечтательница с косичками и кружевами, а диковатая всклокоченная зверушка в лохматой красной тряпке. Она на потеху всему поселку каждый вечер зажигает маяк на берегу: ждет своего Грея, разговаривает с ним, как с живым, страдает, теряет надежду и снова ждет. Возникает новая коллизия. Отец Ассоль, подравшись в кабаке, попадает в тюрьму. Для его вызволения нужны деньги, и тут героине являются два соблазна: бешеная компания байкеров, орущая: "Люби, пока не остыл!", и молодой и прекрасный сын Меннерса. Байкеры - посетители портового заведения "Маяк" и его хозяйка - зовут Ассоль в притон заработать там пением или еще каким-нибудь способом, а Меннерс-мдадший, оказывается, влюблен в Ассоль и зовет ее замуж. Если ей так уж нужны алые паруса, он и их готов организовать!

Поначалу Ассоль бежит в притон, не очень понимая, что ей там предлагается делать: поет, пляшет, словом, "зажигает" в "Маяке" (возможно, каламбур к тому, что она зажигает маяк). Есть в ней какая-то идеально-бунтарская страсть, напоминающая молодую Земфиру. В ее судьбе тема певческой карьеры намечается, да и поет Р. Искандер хорошо.

В конце концов, она понимает, что такое "Маяк", но деньги-то, чтобы спасти отца, нужны, и... Ассоль соглашается на брак! Она, оказывается, конформистка! Она предала свои алые паруса!
Но эти мысли не успевают возникнуть, когда в следующей картине Ассоль появляется под руку с Меннерсом и в фате, потому что тут-то и приходит спасение. Так что примем эту фату за чистую условность, уступку драматургическому приему "в самый последний момент!"

Грей увидел Ассоль в заведении "Маяк". Узнал про алые паруса. И решил выкрасить паруса своего корабля - окунуть их в красное вино. Нестандартное решение, но ведь ждать нельзя, девушку вот-вот обвенчают.

Дуэт Ассоль и Грея (Александр РАГУЛИН) передает драматизм жизненных путей, приведших к их встрече, да и надо же дать шанс главному герою "романтической истории любви" как-то выразить себя. Впрочем, он красив, мужествен, решителен и приплыл на алых парусах - создатели спектакля правы, от него больше ничего и не требуется.

И вообще все формальные отступления от классического текста в спектакле не вызывают ни малейшего возражения. Спектакль Алексея Бородина - не красивая иллюстрация к книжке, а воспроизведение идеи Грина средствами театра. С учетом времени, адресата, жанра, современных тенденций и проч. Кто-то может сказать о "брутальности", "приземленности" интерпретации РАМТа, но какая ж тут приземленность, когда в конце на зал наплывают мачты с алыми парусами, и тянутся, тянутся к самому дальнему ярусу.. Вот оно, торжество мечты, воплощение идеала - все, что так остро потребно недокормленным сказкой детям ХХI века. Да и нам, грешным, тоже.

Карина Зурабова
Планета Красота
scroll top