Рок и революция, Восток и Запад
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Рок и революция, Восток и Запад

20.12.2011

Недавно я побывал в одном из главнейших Московских театров и задумался о рок-н-ролле.
Это не было странным,  я часто думаю о рок-н-ролле, и не только в театрах. Ужаснейшим выбором из всех, что я делал,  было решение считать музыку ушедших десятилетий стилем жизни. Однако после посещения "Рок-н-ролла" Тома Стоппарда в Российском Молодежном театре, мои мысли не были так ужасны.

Стоппард, урожденный Томас Штраусслер из города Злин в Чехословакии, написал свою пьесу несколько лет назад, частично, чтобы пролить свет на роль, которую музыка играла в жизнях людей Восточной Европы в течение заключительных десятилетий советской эры.

Я слышал мнение, что "Рок-н-ролл" показывает, как музыка разжигала инакомыслие и революцию в Чехословакии, чья Пражская Весна 1968 года, социальная и политическая попытка порвать с Советским Союзом, совпала с взлетом (и падением) бунтующей рок-музыки на Западе.
Я не увидел этого в постановке Адольфа Шапиро в Российском Молодежном театре. То, что я видел, было утверждением: история делает то, что делает. Политики, полицейские и люди будут жить своими жизнями, борющимися за лучшее и творящими худшее, как делали всегда. Но все связано музыкой. И во второй половине ХХ столетия была музыка, которая объединила разобщенных, восставших и тоскующих, возможно, как ничто прежде. Это была чудовищная сила.
Музыкальной кульминацией этого спектакля стала песня Rolling Stones "It's Only Rock and Roll" ("Это только рок-н-ролл").
"I know, it's only rock and roll
But I like it, like it, yes I do!"
И так как я люблю это так же, со страстью, которая иногда испытывает терпение моих любимых, я не мог не думать о том, что постановка могла бы значить для русского зрителя.

Давайте разберемся:  Стоппард включил Сида Барретта из Pink Floyd, Velvet Underground и Rolling Stones в драму. Постановка Шапиро включает записи Лу  Рида, поющего "Waiting for my Man " Боба Дилана, поющего "I'll Be Your Baby Tonight", Stones, исполняющих "Play with fire", Beach Boys -“Barbara Ann”, U2 - "I still haven't found what I'm looking for". Когда Вы слышали этих музыкантов или эти песни в российском пространстве? Возможно Stones и U2 попали сюда случайно, но каждый знающий музыкальные вкусы в России признал бы: этот список экзотичен и даже чужд.

Что влияло на российскую молодежь с 1960-х? Конечно, Битлз быстро вытеснили Black Sabbath, Deep Purple, Led Zeppelin. Большинство русских по сей день полагает, что золотой костюм Элвиса Пресли был символом победы, а не тем, чем это действительно было - признаком тяжелой и болезненной пройденной дороги. Если и существует большее клише, чем Deep Purple  "Smoke on the Water", среди русских рокеров, я его не знаю.

Понимаете, если Стоппард и Шапиро представляют чешские вкусы точно, то музыкальные предпочтения молодежи в России и Восточной Европе - по крайней мере, с точки зрения культовой музыки 1960-х  и 1970-х  - резко расходятся. Русские, очевидно, склоняются к монолитным звукам возникшего хэви-металла. Их славянские соседи с запада восприимчивы к более многообразному и эклектичному звучанию, у которого есть экспериментальные и интеллектуальные претензии. Кто-то мог бы просто воскликнуть: "Боже мой! У чехов вкусы лучше!" Но эта клевета и близко не стоит с тем, что я имею в виду!

В многочисленных беседах с российскими друзьями о рок-н-ролле, я никогда не слышал, чтобы кто-либо упоминал Сида Барретта, Velvet Underground или Лу Рида. Мои вялые попытки обсудить значимость Боба Дилана обычно обрывают комментарии: "О, вы имеете в виду того парня, барда? Он же был похож на Владимира Высоцкого, так?" Я люблю Высоцкого не меньше чем вы, но этих фраз достаточно, чтобы увидеть меня в ярости.

Однажды я пригласил к себе русскую рок-группу. Думал, что делал честь, представляя им  самую лучшую, самую влиятельную музыку, сделанную в Америке в середине ХХ века. Я усадил их перед своим телевизором и поставил DVD "Последнего Вальса" - блестящий фильм Мартина Скорсезе о концерте The Band, группе, играющей в 1976 последний раз перед распадом. Но это были не только The Band. Там был и Мадди Уотерс, и доктор Джон. Был и  Ван Моррисон, и  Нил Янг, и Боб Дилан. Были и Staple Singers! Я имею в виду, если я - музыкант и собираюсь узнать  новое из этого кино, я уже буду знать о чем оно.
На каждой второй песне один из русских находил себе более интересные дела. Беседа в другой комнате, поиск пива в холодильнике, курение сигареты на лестничной площадке. Я же сидел в глубоком напряжении в собственном одиночестве. Даже брошенным девушкой, я чувствовал себя лучше.

Чехи слушали Сида Барретта/ Pink Floyd "See Emily Play"? Тоже мне открытие! Да это чуть ли не  Kinks с невозможно новаторской и необычной музыкой! Да и волнует ли кого-либо к востоку от Калининграда, кто такие Kinks?

Что это говорит о революции, изменении, востоке, западе? Ах, ну разве что ничего. Возможно, я не должен придавать этому большое значение. Но есть кое-что, что я хочу сказать на уровне простого наблюдения.
В последние годы Боб Дилан часто приезжал в Восточную Европу на гастроли. Он играл с аншлагами восторженным зрителям в Польше, Словакии, Чешской Республике, Хорватии, Литве и в бывших странах советского союза.

Я посетил российский дебют Дилана в Санкт-Петербурге в 2008 на площадке в 10 000 мест и не был удивлен, увидев, что и половина билетов не была продана. Дилан и группа были в прекрасной форме, малочисленная и шумная толпа поклонников, собранная вокруг стадиона сделала вечер незабываемым. Но одна отчетливо запечатлевшаяся мысль была о том, что заведи Дилан "Smoke on the Water", любили бы его куда больше.

Короче говоря, чехи въехали в революцию в 1968 и 1989 с Rolling Stones и Сидом Барретом. Не музыка заставляла их бунтовать, но люди, которые видели в музыке смысл и приглашение к переменам. В России, где Боб Дилан заполняет половину стадиона, где возможно отменить выступление Мадди Уотерса, так как The Band не интересует публику, вы должны задаться вопросом о том, какие изменения  вносят расхождения вкусов. Мы должны понимать, что молодые слушают в своих iPod - и чем они занимаются - приближается 4 марта 2012, день президентских выборов в России.


Rock and Revolution East and West
I recently sat in a major Moscow theater and got to thinking about rock and roll music.
That,s no big deal because I often think about rock and roll, and not only when I,m in theaters. That was one of my big wrong turns, when I sailed past music as a way of life. But in this case my thoughts were doubly not surprising, because I was attending Tom Stoppard,s "Rock,n,Roll" at the National Youth Theater.
Stoppard, born Tomas Straussler in Zlin, Czechoslovakia, wrote his play several years ago, in part, to shed light on the role that popular music played in the lives of people living in the Eastern bloc during the final decades of the Soviet era.
I have seen some suggest that "Rock'n'Roll" illustrates the way that music fomented dissent and revolution in a country like Czechoslovakia, whose 1968 Prague Spring, a social and political attempt to break with the Soviet Union, coincided with the rise (and fall) of rebellious rock music in the West.
I didn't see that in Adolf Shapiro's production of the play at the National Youth Theater. What I saw there was that history will do what it does. Politicians, policemen and people will live their lives, striving for better and doing worse, as they always have. But through it all there is music. And in the second half of the 20th century there was a kind of music that captured the sensations of alienation, rebellion and yearning perhaps like no music had before. It was a parallel, not a driving, force.
The musical culmination of this production was the Rolling Stones song "It's Only Rock and Roll."
"I know, it's only rock and roll
But I like it, like it, yes I do!"
And since I do, too, with a passion that sometimes tries the patience of my loved ones, I could not help but think about what this meant in a Russian context.
Consider this: Stoppard includes Syd Barrett of Pink Floyd, the Velvet Underground and the Rolling Stones in his dramatic narrative. Shapiro's production incorporates recordings of Lou Reed singing "Waiting for my Man", Bob Dylan singing "I'll Be Your Baby Tonight", the Stones performing "Play with Fire", the Beach Boys' "Barbara Ann", U2's "I Still Haven't Found What I'm Looking For."
When have you heard these musicians or these songs used in a Russian setting? Maybe the Stones and U2 make it in by way of leakage on occasion, but anyone who knows musical tastes in Russia recognizes this list as exotic and even alien.
What were the influences on Russian youth from the 1960s on? The Beatles, of course, who were fairly quickly supplanted by Black Sabbath, Deep Purple, Led Zeppelin. Most Russians to this day believe that Elvis Presley's gold lamé suit was a symbol of victory rather than what it really was - the sign of a hard, painful road traveled. If there is a bigger cliché than Deep Purple's "Smoke on the Water" in Russian rock circles I don't know what it is.
You see, if Stoppard and Shapiro represent Czech tastes accurately, the musical affinities of the young in Russia and East Europe - at least in terms of the iconic music of the 1960s and 1970s - emerge as sharply divergent. Russians apparently lean toward the monolithic sounds of nascent heavy metal. Their Slavic neighbors to the West appear to be susceptible to a more varied and eclectic strain of music that has experimental and intellectual pretensions.
Somebody might just blurt it out and say: "My goodness! The Czechs have better taste!" But far be it from me to cast aspersions!
Still, in all the numerous and vastly frustrating conversations I have had with Russian friends about rock and roll, I have never heard anyone mention Syd Barrett, the Velvet Underground or Lou Reed. My few feeble attempts to discuss the importance of Bob Dylan are usually cut off by comments like, "oh, you mean that bard guy? He was like Vladimir Vysotsky wasn't he?"
I love Vysotsky as much as you, but if you want to get my dander up say that to me again.
I once gathered a Russian rock band in my living room. I thought I was doing a favor by introducing them to some of the finest, most influential music made in America in the middle decades of the 20th century. I sat them down in front of my television and put on a DVD of "The Last Waltz," Martin Scorcese's brilliant concert film of The Band playing one last time in 1976 before their original line-up parted ways. But this wasn't just The Band. It was Muddy Waters. It was Dr. John. It was Van Morrison. It was Neil Young. It was Bob Dylan. It was the Staple Singers! I mean, if I'm a musician I'm going to learn something from this movie, I just know it.
By the third song in the film every one of the Russians in my apartment had drifted off to more important endeavors. A conversation in another room, finding a beer in the fridge, smoking a cigarette in the entryway. I sat there in my living room watching brilliance, depth and inspiration all on my lonesome. I used to feel better about getting dumped by girlfriends.
So the Czechs listened to Syd Barrett/Pink Floyd's "See Emily Play"? What a revelation! That's only a half-step from the Kinks at their most wonderfully twee and innovative, and when has anybody east of Kaliningrad ever cared about the Kinks?
What does this say about revolution, change, the East, the West? Ah, maybe nothing. Maybe I shouldn't make too much of this. But there is one thing I want to say on the level of simple observation.
In recent years Bob Dylan has occasionally dipped into Eastern Europe while on tour. By all accounts he plays to full houses and enthusiastic audiences in Poland, Slovakia, the Czech Republic, Croatia, Lithuania and other Former Soviet bloc countries.
I attended Dylan's Russian debut in St. Petersburg in 2008 at a 10,000 seat hockey rink and was not the least surprised to see that maybe half the tickets had sold. Dylan and band were in fine form and a small, vocal contingent of fans gathered around the stage made it a distinctly memorable evening. But one clearly got the impression that the place would really have loved it if Dylan had launched into "Smoke on the Water."
In short, the Czechs rode the Rolling Stones and Syd Barrett to revolutions in 1968 and 1989. The music didn't make them rebel, but the kind of people who were tuned into the music found meaning and purpose in change. In Russia, where Bob Dylan fills half a stadium and a filmed performance of Muddy Waters backed by The Band can't hold the interest of rock musicians, you have to wonder what the odds are for change. We'll have to see what young people are listening to on their iPods - and what they are doing - come March 4, 2012, the day of presidential elections in Russia.

Джон Фридман
The Moscow Times
scroll top