Степан МОРОЗОВ: "Мне кажется, суд ждет каждого из нас"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Театральная пл., д. 2
Тел.: +7(495) 692-00-69
+7(495) 692-18-79
А А А

Степан МОРОЗОВ: "Мне кажется, суд ждет каждого из нас"

"Нюрнберг". Сцена из спектакля
Степан Морозов (Лоусон). "Нюрнберг" Степан Морозов (Лоусон). "Нюрнберг"
Степан Морозов (Папа), Алексей Бобров (Дениска). "Денискины рассказы" "Денискины рассказы". Сцена из спектакля
Кликните на картинку для увеличения
10.10.2014
Российский академический Молодежный театр уже не первый год ведет серьезный разговор со своими зрителями. Вопросы, мучавшие российскую интеллигенцию в XIX веке ("Берег утопии"); различия между политической и внутренней свободой ("Rock'n'roll"); и вот сейчас вечная проблема вины и ответственности - "Нюрнберг" по сценарию Эбби Мана "Суд над судьями". Во всех этих трех спектаклях играет артист РАМТа Степан МОРОЗОВ. Играет анархиста Михаила Бакунина, играет чешского дессидента Фердинанда. А в сегодняшней премьере ему выпала роль главного обвинителя на одном из последних нюрнбергских процессов - американского полковника, оказавшегося в ситуации жесткого выбора...

- Сейчас, все дни до премьеры, вы "гоняете" спектакль порой по несколько раз в день. Не боитесь устать от материала еще до выхода на зрителя?

- Бывает, конечно, сложно, когда одно и то же с утра до ночи, но все равно понимаешь, что это на пользу и твоей работе, и спектаклю в целом. Так что это не самое страшное, что может быть. Всего лишь этап работы. Но уже после первого зрителя дышится легче.

- Почти два сезона у вас практически не было новых ролей, а с прошлого года - работа чуть ли не в каждой премьере...

- Да, я почти два года "отдыхал". И успел очень соскучиться по работе, поэтому за все, что мне предложили, я с радостью взялся. Даже к лучшему, пожалуй, что был такой перерыв - зато сейчас, после "голодовки", я в хорошем рабочем тонусе. И это очень здорово.

- Всего пару недель назад вы выпустили "Денискины рассказы", чем вас заинтересовала роль в спектакле для детей?

- Опыта работы в детском спектакле у меня вообще раньше не было. В принципе. "Денискины рассказы" - мой дебют в этом жанре. И это совсем другой способ актерского существования. Тут все было в новинку. Кроме того, прекрасный материал, отличная команда, - и сейчас я с удовольствием играю. Единственное, хотелось бы, чтобы спектакль шел вечером, а не в полдень. (Смеется). Это ведь еще и первый утренний спектакль в моей жизни. (Не считая, конечно, "Берега утопии", который идет целый день). Так что самое главное - просыпаться вовремя.

- Возвращаясь, к "Нюрнбергу". Как вы отнеслись к самой идее постановки этого произведения?

- Честно говоря, даже не помню, какая у меня была реакция... Фильм "Нюрнбергский процесс" Стэнли Крамера я посмотрел, только когда узнал, что мы будем ставить спектакль по этому киносценарию. Тема войны, преступлений против человечности вряд ли когда-нибудь станет для нас чужой, она всегда будет слишком близка. Плюс, уже после того, как мы начали работать над "Нюрнбергом", такие события начали разворачиваться вокруг... Все оказалось точно ко времени.

- В спектакле вы играете прокурора одного из малых Нюрнбергских процессов - "суда над судьями". Ваши собственные воззрения близки к позиции вашего героя, или же что-то кажется верным и в точке зрения адвоката?

- Под давлением обстоятельств моему герою пришлось изменить свою заключительную прокурорскую речь. Есть в этом некое отступление от себя... Но в целом позиция прокурора мне более чем близка. С другой стороны, адвокат, оправдывая действия подзащитных, цитирует знаменитого американского патриота: "Права она или нет, но это моя страна". Так что какая-то своя правда есть у каждого из героев.

- За время подготовки к спектаклю, наверное, пришлось с головой погрузиться в информацию об этом процессе?

- Конечно. Сейчас появилось очень много фактов, источников, которые раньше были недоступны. Я смотрел в основном хронику и в какой-то момент наткнулся на материалы именно этого процесса - "суда над судьями". Это была подготовленная советской стороной документация для узких специалистов - стенограмма речей обвинителя. Оказалось, что Эбби Манн взял для первой речи адвоката фрагмент из речи прокурора - прототипа моего героя - о необходимости восстановить храм правосудия и выбрать верную меру наказания при определении ответственности каждого. Это было неожиданно.

- Та форма, которую предложил Алексей Бородин для этого спектакля, - политическое кабаре - вам помогает или мешает?

- Сначала было трудно. Ведь такая форма - все, по сути, происходит в ресторане - нарушает все каноны ведения судебных процессов. С одной стороны, достаточно протокольный, сухой и выверенный текст пьесы, а мы - сидим, пьем, едим, танцуем. К подобной форме было трудно привыкать, трудно ее осваивать, переводить этот "небытовой" текст на человеческий язык.

- То есть местами переписывали сам текст сценария?

- Нет. Это была именно актерская задача. Правда, Алексей Владимирович с Инной Савронской долго выбирали перевод и в итоге выбрали тот, что удобнее для нас.

- Какой реакции вы ждете от зрителя?

- Думаю, для каждого она будет своя. Ведь суд - обоюдоострое оружие. Мне кажется, что наш спектакль ставит больше вопросов, чем дает ответов. И каждый зритель делать выводы будет сам.

Судья Хейвуд - главный персонаж спектакля - спрашивает: "Хотелось бы знать, кто будет моими судьями?" Это очень хорошая фраза, которая многое в себе несет. Когда-нибудь суд ждет каждого из нас. Не в буквальном, конечно, смысле.

- То есть спектакль о внутренней ответственности каждого? Или это слишком общие слова?

- Безусловно, об этом тоже. Но еще и о существовании какой-то высшей справедливости. О возмездии за совершенные преступления. Возможно ли оно? И только время покажет, кто на самом деле прав, кто виноват. А может так случиться, что и время не даст ответов. Возникнет очередная трактовка истории, которая убедит всех, что черное это белое, а белое - черное. Поэтому если говорить об идее нашего спектакля, в моей голове пока одни только вопросы.

- Насколько сложно вам как актеру существовать в столь остром материале?

- Когда играешь такой спектакль, ответственность перед собой и зрителями очень высока. Но выходя на сцену, мы стараемся об этом не думать и делать только то, что необходимо в конкретном эпизоде, дальше уже ремесло.
Анастасия Иванова
CHEKHOVED
scroll top