Алексей БОРОДИН: "Бесконечные поиски "Что дальше?"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Алексей БОРОДИН: "Бесконечные поиски "Что дальше?"

21.02.2014
Сейчас с моими студентами на первом курсе в ГИТИСе помимо обычных занятий по мастерству, упражнений и этюдов мы довольно подробно обсуждаем "Мою жизнь в искусстве" Станиславского. Когда погружаешься в эту книгу, сильнее всего поражает и привлекает непрерывный творческий поиск Константина Сергеевича. Удивительно, с какой одержимостью и настойчивостью он с молодых лет познавал все детали театрального творчества, в разные моменты жизни отказывался от своих прежних убеждений в пользу новых открытий. Благодаря этому мы сейчас воспринимаем и его самого, и его Систему как нечто живое, развивающееся в нем самом, а значит, и в наших учителях, и в нас, и в тех, кто будет работать в театре в будущем. Все у Станиславского направлено на живого человека, на уникальную природу актера, выходящего на сцену, при этом не в бытовом ее понимании.

Рассматривать Систему как скучную бытовую жизнеподобность и правдоподобность, как набор приемов, названий и обозначений - страшное заблуждение. Конечно, все основывается на живом человеке, но дальше важным становится художественное осмысление. Новые пространства "жизни человеческого духа" могут диктовать реакции, совершенно отличные от бытового реализма. Часто, когда говорят о "жизни человеческого духа", забывают слово "дух". На мой взгляд, именно "дух" интересовал Станиславского, хотя в работе он опирался на совершенно конкретные, реальные вещи. При этом он все время существовал в конфронтации и сомнении к самому себе, он развивал, потом отказывался, потом опять возвращался к отброшенной идее: потрясающая самокритика, самоирония и непрерывное движение.

Мне кажется, например, что следующая его книга, "Работа актера над собой" не настолько удачна с точки зрения формы. В ней есть масса интереснейших вещей, но, выбрав тип повествования - "дневник ученика", Станиславский стал своеобразным заложником этой формы. Но он сделал именно так и, в конце концов, имел право делать так, как хочет! Важно, что в этих книгах можно найти "живого" Станиславского.

Для меня как для режиссера и педагога чрезвычайно важны открытия Станиславского, его терминология, и хорошо, когда студенты с первых шагов осваивают этот инструментарий. Но мне кажется, что Система - это своеобразная взлетная полоса для театрального человека. Станиславский сам часто говорит о том, что Система не догма, а лишь путь к свободе, которая приходит потом. Но "взлетная полоса" прокладывается им довольно упорно.

Я считаю, неправильно, что выпускников театральных вузов начинают оценивать по результатам дипломных спектаклей. Важно то, какими они станут через 3-4 года, ведь самое главное - первые их годы работы в театре. В институте - вплоть до самого выпуска - это только подготовка, "взлетная полоса". Конечно, в дипломных спектаклях выпускники должны демонстрировать свои знания, способности, возможности, но все-таки самое интересное - дальше. Мне кажется, в этом и есть Система: бесконечные поиски "что дальше?". Человек делает открытие, на следующий день это открытие оборачивается катастрофой, и снова нужно меняться. Это живая, противоречивая, прекрасная жизнь. Поэтому к Системе невозможно прийти путем подражания или копирования.
"Станиславский"
scroll top