Юрий Грымов. Интервью журналу HELLO!
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Юрий Грымов. Интервью журналу HELLO!

Юрий Грымов
Юрий Грымов
Кликните на картинку для увеличения
05.11.2013
Авангардный режиссер, сценарист, телеведущий, продюсер поставил новый спектакль и встал у руля телеканала. Он не пускает посторонних в свою жизнь. Но НЕLLО! все-таки получил приглашение в его новый дом в Подмосковье, который он построил для себя и своей семьи - жены и дочки.
Слава Юрия Грымова началась еще в 90-х. В тревожных и мутных волнах постперестроечного телевидения как освежающие брызги мелькали рекламные ролики компании "Студия ЮГ": забавные, нестандартные, запоминающиеся. Грымов утверждает, что всегда делал только то, что ему интересно, и, надо сказать, творческий интерес нередко совпадал с коммерческим успехом. За рекламные ролики он получил более 70 международных наград, за фильм "Му-Му" - приз на "Кинотавре" и премию "Ника", за фильм "Казус Кукоцкого" - "Нику". Клипы, которые он снимал для Аллы Пугачевой, Алсу, Валерия Леонтьева и многих других, и сегодня выглядят актуальными, потому что в них было авторское видение и стиль. Он искал новые формы, экспериментировал и старался увлекать зрителя там, где, казалось бы, не должно было возникнуть ничего, кроме раздражения. Он снимал клипы для поп-артистов и заставки для телеканалов. Разрабатывал фирменный стиль крупным компаниям и преподавал в Школе кино и телевидения. Выпускал журнал и вел авторскую телепередачу о кино и искусстве. Мастер прикладных жанров, человек-оркестр, он никогда не разделял работу на "горнюю" и "не горнюю", на "высокие" жанры и "низкие", имея при этом равный, если не больший, авторитет в серьезном кино и на сцене. Этой осенью режиссер после многолетнего перерыва (последняя его театральная премьера - “Царская невеста" Римского-Корсакова в "Новой Опере" - датируется 2005 годом) вернулся в театр со спектаклем "Цветы для Элджернона" по научно-фантастическому роману Дэниела Киза. Если совсем коротко, главный герой пьесы - Чарли Гордон - решается на операцию на головном мозге и таки образом превращается из умственно отсталого в интеллектуала. Премьера этого спектакля на днях с большим успехом прошла на сцене РАМТа. Однако поводом для нашей встречи с режиссером стала не только она. В апреле этого года Грымов вступил в должность генерального продюсера телеканала "Дождь". Его епархия на "Дожде" - программное налолнение, фирменный стиль, выбор кино. О телевидении, имидже, славе и тщеславии Юрий Грымов рассказал в интервью НЕLLO!.


- Юрий, как сейчас расставлены ваши приоритеты? Работа генеральным продюсером на ТВ, кино, теперь еще театр...

- Учитывая, что это совершенно разные виды деятельности, они никак не пересекаются и не мешают друг другу. Тем более спектаклем я занялся до того, как начал работать на канале. Но сочетать нелегко, потому что это связано с моим временем. А что касается кино… Я за художественное кино, но сейчас не вижу для него возможности, нет экономической опоры. Режиссер - человек, который рассказывает истории. И я продолжаю это делать в театре. Хотя кино мне, конечно, ближе.

- А вы не допускаете, что поддержки от государства нет, потому что ваши проекты в кино стоят дорого?
- У меня есть несколько проектов, которые я хотел бы реализовать. "Крузенштерн" - да, очень дорогой, а есть фильм для детей "Полиана", он недорогой. И я бы никогда в жизни не обратился за финансированием коммерческого кино. Я просил денег на детское кино, которое во всем мире убыточное. Поддерживать надо то, что само стоять не может детскому кино помогать необходимо, потому что ваши воспитывают сегодня американские фильмы. У них уже другая манера говорить, одеваться.
Я - коренной москвич, из рода Бриллиантовых, которые на Тверской держали шляпную мастерскую, другая ветвь рода - священники. Я вижу, как сильно меняются дети, и моя дочь, и ее друзья. Москвичи, к примеру, так никогда не одевались.

- Ну так время диктует моду.
- Я не про моду. Я про то, как человек комбинирует вещи, как он выглядит, и вообще - как он шутит, как он ведет себя в обществе.

- Теряется достоинство?
- Потерялось достоинство, исчезла ирония. Все очень серьезно к себе относятся. Знаете, смотришь на москвича, а у него часы такие золотющие, и если бы можно было туда еще пропеллер засунуть, он бы там был.

- Юрий, но вы-то тоже ездите на ВеntIеу...
- Продал. Были какие-то детские комплексы, и когда появилась такая возможность, купил. Поездил полгода и понял, что это неприлично. Я выхожу из машины, на меня смотрят, кто-то меня узнает, и я почувствовал, что это нехорошо. Мне неудобно. Мои комплексы люди восприняли, будто я выпендриваюсь. В "Последнем искушении Адама" - это еще один фильм, над которым я работаю, - есть такой эпизод. Там искуситель подсаживается к герою в машину, видит часы и спрашивает: "Patek Philippe?" На что тот отвечает: "Подделка". И искуситель говорит: "У меня тоже. Совесть не позволяет купить оригинал, это же такие деньги... Я, признаться, завидую тем, кто продал душу: могут покупать что угодно и совесть не будет их жечь". Но кто это говорит? Искуситель!

- Юрий, когда вы меняете одну сферу деятельности на другую, это с чем связано? ВЫ разочаровываетесь в прежней?
- Я отвечу честно, и, может быть, это покажется пижонством, но для меня это так. Когда я занимался рекламой, 70 мировых наград получил, стал появляться в журналах, начали писать обо мне, на улице узнавать, я напрягся. Для меня это не измерение успеха, поэтому я так мигрирую. Реклама, видеоклипы, театр, опера, кино, журналы... Я чувствую какую-то вибрацию и начинаю заниматься чем-то другим. Я рад, что крайне редко появляюсь на светских раутах. Многим завсегдатаям таких мероприятий со мной не очень-то интересно, да и мне с ними тоже. Я доволен, что у меня много других знакомых, которые вхожи в мой дом, и мы много говорим о жизни, о политике, об искусстве, а не о том, кто где какие часы купил. Мне нравится быть немного спрятанным. Я бы не хотел быть светским персонажем.

- Но вам вовсе не обязательно куда-то ходить, вы уже персонаж.
- Согласен. Но персонажи бывают разные. Я бы не хотел превратиться в Микки-Мауса. Знаете, когда интернет-портал Rambler, который ежесуточно регистрирует более полутора миллионов посетителей, назвал меня человеком десятилетия, мне было приятно, конечно, но, с другой стороны, я испугался (интернет-проект "Человек десятилетия" - это признание пользователями Сети заслуг людей, за которых они голосуют и чье имя запрашивают в поисковой системе. - Ред.).

- Неловко получить такой громкий титул, нет?
- Мне не за что стыдиться. У меня нет ничего, от чего бы я прятался. Я просто вижу по своим знакомым, как люди, сами того не замечая, превращаются в функции - самого модного, самого сексуального, самого успешного. Я рад, что в моей жизни появляются люди, которые меня отрезвляют. Я встретил больших людей: Рерберг. Максакова, Улицкая, Баталов, Петренко - список можно продолжать... Какое-то время я постоянно задавал себе вопрос: "А Баталов бы так поступил?"

- А из вашего поколения есть человек, чье имя могло бы быть на этом месте?
- Мой друг, с которым мы дружим с первого класса, он никак не связан с теми сферами, которыми занимаюсь я. В общем, возвращаясь к теме популярности, я всегда боялся какого-то прилагательного к себе.

- Потому что это накладывает какие-то ограничения?
- Именно. Это как по рельсам вы едете, и вдруг - раз, стрелка пошла, и вы уже не человек, а функция, вы - самый модный человек в стране. Прилагательные высасывают ориентиры. Я рад, что попал на "Дождь" и встретил молодых, классных людей. Я рад, что художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин позвал меня поставить спектакль. Наверное, и Алексея Владимировича я бы тоже поставил в ряд людей, которые на меня повлияли. У меня никогда не было старшего художественного товарища - я же не учился в вузах, меня выгнали отовсюду. Я вижу, как он руководит театром, и у меня это вызывает колоссальное уважение. При том, что я полностью самостоятельно работаю. Единственное условие, которое мне было поставлено: работать с труппой театра, и это тоже вызывает уважение. Как худрук театра я бы поступил именно так.

- Выходит, вы все время бежите от признания. Вы лишены тщеславия?
- У меня есть тщеславие и амбиции, но они никак не связаны с карьерой. Какая у меня карьера? Чем ее измерять - призами? Добавить к своим наградам еще десяток? Это ничего не дает. Я не топ-менеджер, который идет по карьерной лестнице.
"Подвез" ли меня "социальный лифт", про который неоднократно говорил бывший президент, нынешний председатель правительства России Дмитрий Медведев? Нет, я, как и всякий нормальный человек, шел по ступенькам, набивал шишки, превращаясь в личность.

- Вас столько вопросов беспокоит. Вы с хорошим настроением просыпаетесь?
- Всегда. Да я и засыпаю с хорошим. Я отходчивый. Проблемы я отпускаю, и вообще, с моей точки зрения, в жизни главное - правильно расставлять приоритеты. Для меня важнее всего семья, друзья, а не работа. Я же не сумасшедший!

- Но режиссуру вы работой не считаете?
- Нет, конечно, это моя жизнь. И я никуда не спешу. Я лучше буду делать меньше или вообще не делать. У меня нет гонки. Посмотрите на любого выпускника ВГИКа, он мечтает о Голливуде. Ну, я там был, мне неинтересно, там режиссер - функция, а кино превратилось в маркетинговую стратегию. В кино пришли бизнесмены и стали учить снимать фильмы. Но когда в кино вкладывается триста миллионов долларов, а фильм проваливается, это доказательство провала их стратегий. Я к кино отношусь как к искусству, самовыражению, и меня всегда забавляет, когда зритель говорит: "Вы знаете, я кино посмотрел - затянуто..." Я слушаю и думаю: "Откуда вы это знаете?" Двести человек делает кино, а он один знает!

- Поэтому вы сейчас в театре?
- Да, сейчас РАМТ и спектакль "Цветы для Элджернона" - это мой кислород, мой голос, мое звучание. И для меня было важно рассказать зрителю эту загадочную и безумно интересную историю Чарли Гордона именно сегодня, в наше ускорившееся время, которому так не хватает человечности. Чтобы зритель увидел потрясающий мир главного героя - неожиданно повзрослевшего ребенка, "первозданного Адама", - и узнал в нем себя.
Елена Кузнецова
HELLO!
scroll top