Последний из могикан: Геннадию ПЕЧНИКОВУ - 85
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Последний из могикан: Геннадию ПЕЧНИКОВУ - 85

08.09.2011
К счастью, сегодня еще живы и являются активно действующими "творческими единицами" целый ряд представителей старшего поколения мастеров отечественного экрана и сцены. Так что в этом смысле нынешний юбиляр -  и впрямь один из данной, блестящей и, увы, стремительно редеющей когорты. Но в труппе Российского академического Молодежного театра народный артист России Геннадий ПЕЧНИКОВ уж точно остался единственным, кто связывает собой "век нынешний и век минувший" в летописи РАМТа.

Летописи, как все мы знаем, богатой громкими событиями и легендарными именами, все-таки с этим театром в разное время сотрудничали режиссеры Мария Кнебель, Георгий Товстоногов и Анатолий Эфрос. На сцене РАМТа получили едва ли не идеальное воплощение произведения Виктора Розова (кстати, в фильме "Шумный день" по пьесе Розова "В поисках радости" Печников сыграл самую известную свою кинороль, талантливого, но безвольного ученого Федора Савина). В спектаклях театра участвовали Валентина Сперантова, Людмила Чернышева и Олег Ефремов. Да и директором много лет был знаменитый театральный деятель Константин Шах-Азизов. Константин Язонович и пригласил Геннадия Печникова в театр, именовавшийся при нем Центральным детским. Было это в далеком 1949-м.

А до того, как профессионально посвятить себя искусству коренной москвич Геннадий Печников, достаточно продолжительный период занимался в, пожалуй, самом известном столичном детском самодеятельном коллективе под руководством Анны Бовшек.

Благодаря Анне Гавриловне Печников, по его собственному признанию, по-настоящему проникся симпатией к сочинениям русских классиков, с персонажами которых "встречался" и будучи школьником, и во взрослой актерской практике. В его "послужном списке" доктор Самойленко в кинокартине "Несут меня кони" по чеховской "Дуэли", Робинзон в дипломном спектакле Школы-студии МХАТа (Печников - ее выпускник 1947 года), "Бесприданница" А.Н.Островского, Дубровский в одноименной, осуществленной в ЦДТ сценической версии повести А.С.Пушкина, Жадов в "Доходном месте" того же Островского. А в "Горе от ума" А.С.Грибоедова он был и Чацким, и Молчалиным. Памятен Геннадию Михайловичу и "французик из Бордо" -роль маленькая, но, как считает Печников, "крайне интересная".

Подобное утверждение естественно для артиста, исповедующего мхатовский стиль актерского существования с его неизменным вниманием к любым по объему образам, требующим столь же тщательного психологического подхода, как и образы главные.

Это добросовестное отношение к профессии наряду с высокой исполнительской культурой артист, в чьем репертуаре сейчас, к сожалению, лишь духовник в спектакле "Красное и черное" по Стендалю, сохранил до сих пор.

Судя по опубликованным в различных СМИ беседам с Геннадием Печниковым, не иссякла в душе Геннадия Михайловича (на счету которого, помимо актерских достижений, есть и заметные режиссерские работы) и любовь к истории и традициям Индии (возникшая в период, когда артист играл Раму в инсценированном индийском эпосе "Рамаяна").

Любовь эта, между прочим, взаимна. Недаром индусы отметили Геннадия Михайловича орденом Бал Митра что в переводе означает "Друг детей".

И это тот самый редкий случай, когда награда, как говорится, нашла действительно своего героя. Ведь лучше и не скажешь о человеке, всю жизнь стремящемся приобщать к прекрасному именно юную зрительскую аудиторию.
Майя Фолкинштейн
"Культура"
scroll top