Алексей БОРОДИН: "Ради трудоголиков готов на все"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Алексей БОРОДИН: "Ради трудоголиков готов на все"

09.06.2008
Российский академический Молодежный театр (Москва) известен в столичных кругах по двум причинам. Во-первых, в нем начинали такие известные актеры и режиссеры прошлого века, как Олег Ефремов и Анатолий Эфрос. Во-вторых, сегодня РАМТ, пожалуй, единственное место, где совсем еще "зеленым" выпускникам театральных училищ всегда открыты двери. С художественным руководителем театра, народным артистом России Алексеем БОРОДИНЫМ, впервые приехавшим в Великий Новгород, мы встретились, когда в горячем графике театрального фестиваля "Царь-Сказка", где участвовал РАМТ, выдался небольшой перерыв.

- Алексей Владимирович, вы в РАМТе ровно 25 лет работаете, а свой первый день в театре помните?

- А как же! Точную дату всегда в голове держу - 4 января 1980 года. В Москве я окончил ГИТИС, режиссерский факультет, потом уехал в Киров, проработал там главным режиссером ТЮЗа шесть с половиной лет. А поскольку с театром часто выезжал на гастроли в Ленинград и Москву, то мое лицо стало узнаваемым в узких кругах. Они-то и пригласили меня на должность главного режиссера Центрального детского театра, ныне РАМТа. Это была большая честь для меня. Труппа к моменту моего назначения уже была сформирована, в ней работали масса известных артистов, так что пришлось под них подстраиваться, знакомиться...

- Наверное, и артисты поначалу с настороженностью к новому режиссеру относились?

- Вообще-то мы быстро к общему знаменателю подошли. Вскоре я понял, что в театр нужно приводить молодежь. Но это не значит, что старый актерский состав я разогнал на все четыре стороны. Нет, все, кто хотел работать со мной, остались, но к ним еще присоединились выпускники театральных училищ. Так, в течение двух-трех лет труппа РАМТа практически полностью обновилась и сильно помолодела. А когда я сам стал преподавать в ГИТИСе, с поиском юных дарований вообще проблем не стало. Мои ученики с большой охотой идут в театр, а я с распростертыми объятиями их принимаю.

- Что преподаете в ГИТИСе?

- Мастерскую артиста на актерском факультете.

- Сложно работать с молодыми актерами? У нынешнего поколения амбиций полно, высокие запросы, им сразу главные роли подавай...

- С молодежью работать очень интересно. Да, с одной стороны, им не хватает опыта, сноровки, чувства меры, но с другой - в них столько энтузиазма, желания свернуть горы и бодрого духа, чего зачастую лишены артисты постарше. Среди молодых много талантливых и одаренных людей. Я считаю, что могу многое им дать и взять от них то, что нужно мне. И еще. Вслушайтесь в название - Российский Молодежный. Оно говорит само за себя. И дело здесь даже не в количестве молодых актеров, а в том духе и атмосфере, в которой мы существуем.

- Создается впечатление, что в РАМТе сплошная идиллия. Что-то не верится, ведь недаром же говорят, что театр - террариум единомышленников. Наверняка конфликты часто происходят?

- Только в творческом плане. А так между нами - взаимовыручка. Одно "но": сейчас у молодых людей, по крайней мере в Москве, много соблазнов, в том числе и коммерческих. Можно сниматься в кино, играть в антрепризах. А как сделать это не в ущерб основной работе в театре? Тут моя позиция однозначна: если актер захочет попробовать себя в новом качестве, я возражать не буду. Знаю, что театр - такое место, в котором актер чувствует себя как дома. Артисту важно иметь свой уголок, а не быть как трава перекати-поле. Свобода и ответственность за свои действия - вот два главных кита, на которых построена работа в РАМТе.

- А нет опасений, что кто-то из актеров, злоупотребив этой самой свободой, в конце концов бросит театр  ради славы, скажем, звезды телесериала?

- Стопроцентной уверенности, конечно, у меня нет. Но внутренний голос подсказывает, что мои ребята не изменят театру никогда. Возьмем, к примеру, молодого актера Александра Устюгова. Сейчас он много снимается в кино - сериал "Ментовские войны", майор Шилов, помните? По долгу службы ему приходится ездить на съемки в Питер, а он еще учится в аспирантуре в Щукинском училище, у меня играет главные роли, да и сам спектакли ставит. Спрашивается, как он везде успевает? Ответ прост: Саша - человек ответственный. Сказал, мол, сделаю то и это, значит, так оно и будет. Отговорок типа "Я не успеваю" или "Мне некогда, киносъемки замучили" не существует... И мы таким трудоголикам всегда пойдем навстречу. Другое дело, когда человек нарушает договоренности. Бывает, начнет артист за все разом хвататься и, как следствие, забывает о своих прямых обязанностях. В этом случае разговор с ним будет кратким. Либо ты работаешь с нами, подстраиваешься под график театра, либо "до свидания". Дисциплина превыше всего.

- Отслеживаете работы своих воспитанников в кино?

- По мере возможности стараюсь. Из "Ментовских войн", например, видел несколько серий, еще из "Бедной Насти" - там снимался наш Сергей Рябцев - пару эпизодов. Ясное дело, что мне не cтолько интересен фильм, сколько игра моих подопечных. Если говорить в общем, то я доволен работой ребят. Вижу, правда, недостатки, промахи, но зато потом на правах учителя советую, где и что следует подправить.

- Прислушиваются?

- Надеюсь. Вообще-то я редко своих актеров хвалю. Если они все сделали "на ура", лучше промолчу. Они-то знают, что это - наивысшая оценка.

- Извечный вопрос: насколько гений состоит из таланта и насколько из изнурительной работы над ролью?

- Поровну. Пять лет назад у меня на курсе училась известная сегодня актриса Чулпан Хаматова. Она - уникально одаренный человек, но ее дар умножается колоссальной трудоспособностью. Поверьте, истинный актер - не тот, кому легко дается роль, а тот, кто постоянно самосовершенствуется.

- Актер РАМТа Алексей Веселкин признался, что специально для РАМТа Борис Акунин написал пьесу "Инь и Ян". Стало быть, привилегиями особыми пользуетесь?

- Я, к сожалению, что-то читаю позже, чем надо. Поэтому и Акунина открыл последним, когда уже книгу мне чуть ли не силком в руки вкладывали. Я взял "Азазель" и начал читать. В середине книги я понял, что увлечен и очарован героями. И тут до меня дошло: произведения Акунина театральны по своей сути. Понимаете, в основе есть какая-то игра, причем не только детективная. Так появился на свет спектакль"Эраст Фандорин" с Петром Красиловым в главной роли. После премьеры Акунин пообещал написать для театра пьесу. Он свое слово сдержал.

- На ваш взгляд, профессия режиссера - это...

- Если провести параллель с музыкой, то режиссера можно сравнить с дирижером. Раскрыть партитуру, прочитать пьесу так, как никто не читал, привнести свою "изюминку" - вот его первостепенные задачи. Бесспорно, главный в спектакле драматург. Если режиссер и автор сценария одно и то же лицо, спектакль в результате получится документальным и фактически выверенным, а если это разные люди, постановка будет более эмоциональной, но менее близкой к тексту. Вывод: успех спектакля зависит не от профессиональной игры актеров, а от личности режиссера: его мировоззрения, политических взглядов, чувства интонации и прочее. Театр должен быть живым, иначе это подобие театра. За что, грубо говоря, зритель платит деньги, когда приходит на спектакль? За то, что театр - единственное искусство, в котором важен не конечный результат, как, например, написанная картина или остросюжетный фильм, а сам процесс игры актера на сцене.

- Слышали о театральной реформе? Говорят, скоро все невостребованные зрителем театры закроют.

- Интересно, а каковы критерии этой самой невостребованности? Предположу, что это ограниченный репертуар, отсутствие новых постановок, ворох нераспроданных билетов... Беда в том, что, задумывая театральную реформу, "люди сверху" не удосужились растолковать ее суть тем, кого она непосредственно коснется. Никто из нас, театралов, толком ничего не может понять. Честно сказать, я догадываюсь, откуда ветер дует. Власти действительно хотят сократить число театров, тем самым снять c себя ответственность за культурное развитие российских граждан. Согласитесь, если уж и необходимо закрывать театры, то делать это нужно постепенно, в течение нескольких лет, а не сжигать разом все мосты. Театры, особенно в провинциальных городах, это своеобразные очаги культуры. Стоит убрать их и... мало ли что будет.

- Насколько я знаю, для постановки спектаклей вы сознательно привлекаете режиссеров со стороны.

- Не сомневайтесь в таланте и опыте режиссеров РАМТа. Они - настоящие профессионалы. Да, своя рубашка вроде как и ближе к телу, но с приходом нового режиссера привычная, в чем-то однообразная, среда театра оживляется, в актерах открываются неизвестные ранее способности, черты характера. Вот почему ребята такую "полирежиссерность" одобряют.

- Известно, что в Москве более сотни театров. Чувствуется конкуренция?

- Не явно, но чувствуется. И в этом нет ничего плохого. Прямо как в экономике: здоровая конкуренция только положительно сказывается на качестве. В борьбе за своего зрителя, правда, есть те, кто идет по дешевому и грязному пути. В результате понятие "художественность" заменяют словом "успешность". Это очень опасно.

- Ваши дети пошли по стопам отца?

- Отчасти. Дочь закончила театроведческий факультет ГИТИСа, сын - журналист, с сентября прошлого года главный редактор газеты "Известия".
Елена Сабирова
"Царь-сказка"
scroll top