Станислав БЕНЕДИКТОВ. Пространство сцены - пространство жизни
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Станислав БЕНЕДИКТОВ. Пространство сцены - пространство жизни

10.06.2008
Главный художник Российского академического Молодежного театра в Москве. В декорациях С. Бенедиктова осуществлены постановки в Большом театре, во МХАТе, Малом театре, в театрах Германии и Исландии. Станислав Бе­недиктов - участник многих российских и международных выставок. Его работы находятся в Театральном музее им. Бахрушина, в музее Музыкальной культуры им. Глинки, Музее им. П.И. Чайковского и др.

- Станислав Бенедиктович, скажите, как рождается образ самого спектакля?

- Образ спектакля возникает тогда, когда он ощущается душевным чутьем, собственным нервом, увиден внутренним зрением. Тогда он рождается через сердце. Каждый спектакль - это философское осмысление мира. Вообще, театр интересен тем, что улавливает и отражает перипетии настоящей жизни, и, создавая спектакль, можно не только отобразить их впрямую, но и поимпровизировать, не изменяя самому себе. "Пронести идею и остаться собой"... Я по гороскопу Близнец и постоян­но нахожусь в противоборстве с миром, с самим собою. Иногда мне самому непонятно - где кончается искусство и начинается жизнь, и наоборот...

- Когда-то Борис Покровский сказал, что, встречаясь с художником, всегда интересно, какой "угол зрения'' он предложит в определенном спектакле.

- Иногда образ спектакля приходит легко и быстро, и сразу как-то целиком. В воображении спектакль проигрывается от первой до последней сцены со своими составляющими: цветовым решением, светом, фактурой оформления пространства сцены. Это как будто создание своей малой планеты с определенной атмосферой, аурой существования на ней актера. Приходится, проживая спектакль, символически перевоплощаться во всех действующих лиц. Замечательно, когда в работе интересная драматургия, которая самому нравится, это вызывает определенные эмоции, ощущения. К сожалению, бывает, что драматургический материал не только не нравится, но чужд просто по-человечески. Тогда опять приходит чувство "противостояния'', преодоления неприязни к материалу, стремление подчинить его своей идее, а не оказаться в его зависимости. К тому же еще существует масса сложностей с элементарными вещами, сметой например, которая может сильно ограничить возможности.
Приходится исхитряться и выходить из положения "малой кровью". А что касается союза или конфликта с режиссерами, которые бывают талантливые и не очень, то мне повезло. Я около 30 лет работаю вместе с Алексеем Владимировичем Бородиным, художественным руководителем РАМТ. Его отношение к художнику спектакля, как к единомышленнику и соратнику, всегда было бесконечно уважительным. Считаю это редким случаем единомыслия и взаимопонимания режиссера и художника.

- Как Вы полагаете, Станислав Бенедиктович, должна ли декорация ошеломлять зрителя или являться фоном для актера?

- Смысл современной сценографии - отход от единой метафоры. Декорация должна постепенно, деликатно и ненавязчиво, втягивать зрителя в театральное действо, вовлекая его в процесс сотворчества. Поэтому очень важно самому художнику изначально четко представлять себе, что он хочет сказать, ради чего и почему это именно так, иначе зритель запутается, соскучится, а скука в театре - его злейший враг. А что касается актера, то он, естественно, главное лицо в декорации, и, создавая эскизы и макеты спектакля, надо прежде всего увидеть в них актера. Пластика макета дает возможность ощутить образы и саму жизнь персонажей спектакля в пространстве сцены.

- Судя по Вашим работам, художник Вы очень светлый, лирико-поэтический. В них присутствует некая невесомость, призрачная вибрация оттенков. А декорации к Вашим спектаклям часто поражают своей суровостью и гротеском, граничащим с трагифарсом. Это то некое противостояние?

- В некотором роде. Иногда вещи, предметы становятся поэтическим укрупнением образа спектакля, а грубость и суровость получают определенное эстетическое звучание. Как, например, в некоторых спектаклях: "Короле Лире" или "Сорочинской ярмарке". Фактура рваного металла в спектакле "Король Лир" совершенно "случайно" совпала с августовским путчем... А в "Сорочинской ярмарке" главенствующим на сцене был штоф с горилкой.

- Да-да. как в спектакле "Модная лавка", где предметы женского туалета играли роль кулис, занавес - корсет и т.д. Это было очаровательно...

- Иногда хочется созорничать. Ведь театр - это, прежде всего, игра!

- Когда Вы решаете образ музыкального спектакля, что для Вас главное - либретто пли музыка?

- Конечно, в оперном спектакле все решает музыка. Кстати, музыкальный спектакль дает больше возможности выразиться живописно. Цвет рождается по ассоциации с ритмом и настроением музыки. Большая свобода в выражении эмоций по сравнению с драматическим спектаклем, где зачастую нужна сдержанность и лаконичность. Музыкальный спектакль - это как бы "стакатто цветовых пятен'', что дает художнику удивительную творческую радость.

- Есть ли у Вас какой-то особый, Ваш собственный знак?

- Почему же отвлеченно? Знак есть, и очень даже конкретный - зеркало... Зазеркалье - это своеобразное внутреннее состояние художника, способность выразиться через фантастический мир-представление, в котором нет дна и границ... В некоторых спектаклях, таких, как "Марсианcкие хроники", "Пиковая дама", зеркала такие же действующие лица, как и персонажи... Например, "Три карты" - это три зеркала: пограничное существование между этой жизнью и "Зазеркальем". Жизнь перетекает в другую форму существования. И это может продолжаться бесконечно, в формах совершенно неожиданных. Например, призраков, как в спектакле "Призраки среди нас". Появление на сцене призраков - это уже действие неких сил, иногда бедственных, иногда спасительных. Но вообще с этими понятиями надо обращаться осторожно... "До поры до времени духи бесплотны и немы, но если нарушится равновесие в природе, духи обретут плоть и способность издавать звуки и нашлют на людей беды и горести", - как сказал в VIII веке китайский философ Хань Юй...

- Живопись и сценография как-то взаимосвязаны между собой?

- Художнику-сценографу необходимо заниматься живописью и графикой, чтобы не повторяться. Видеть мир людей, оттенки жизни и приносить их на сцену. Только в станковой живописи находится индивидуальный образ, присущий только тебе, твои линии, цвет... твоя живописная музыка... И если это точно выражено на плоскости холста, то точно и ярко будет воплощено в пространстве сцены... А все вместе - это и есть пространство моей жизни...
Алла Викторова
scroll top