Геннадий ПЕЧНИКОВ: "Жизнь коротка, искусство - вечно"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Геннадий ПЕЧНИКОВ: "Жизнь коротка, искусство - вечно"

20.12.2006
Геннадий Михайлович Печников - актер и режиссер театра и кино, народный артист России, почти шесть десятилетий жизни отдал искусству. Вся его творческая жизнь связана с Центральным детским театром (ныне это Российский молодежный). Имя Печникова известно не только в нашей стране, но и за много тысяч километров, в далекой Индии.

- Вся ваша жизнь связана с Москвой и Подмосковьем?

- Да, я родился и много лет прожил в доме на Солянке, построенном в 1912 году - одном из первых многоэтажных домов в Москве. Лето с детских лет проводил и провожу в Подмосковье, восхищаясь его неброской красотой. Всю войну я пробыл в Москве. Несмотря на юный возраст, состоял в отряде противовоздушной обороны и во время налетов вражеской авиации ни разу не был в бомбоубежище - стоя на крыше родного дома, помогал старшим тушить зажигательные бомбы.

- А любовь к театру - когда она возникла?

- В школьные годы. По предложению товарища начал посещать студию художественного слова при Московском городском доме пионеров, которой руководила Анна Гавриловна Бовшек. Прекрасный педагог, она очень любила Пушкина. Мы играли "Барышню-крестьянку" - первый наш сценический опыт, где моей партнершей была Людмила Касаткина, ныне Народная артистка Советского Союза. Вместе с нами там занимался Ролан Быков, немного позднее - Игорь Кваша.

- И после студии, окончив десять классов, вы решили поступить в театральный институт?

- Такое решение пришло не сразу. В отличие от многих я вовсе не мечтал быть артистом. До войны я успел окончить семь классов. Среднюю школу окончил экстерном и стал студентом института стали и сплавов. Но проучился там недолго - по совету друзей отважился поступать в только что созданную школу-студию МХАТа. Было это летом 1943 года. Конкурс туда был огромный - несмотря на войну, приезжали из разных городов страны Возглавлял комиссию Иван Михайлович Москвин. Он благосклонно выслушал басню в моем исполнении, но вот чтение прозы ему не понравилось. Выручил меня "Василий Теркин". (Читать его подсказала мне Анна Гавриловна Бовшек, за что я был очень признателен ей.) Когда я начал читать поэму Твардовского, комиссия оживилась, на лицах появились улыбки. Наконец мне сказали: "Хватит", а я вошел в азарт и хотел читать дальше.

- Итак, вы стали студентом школы-студии МХАТа. Кто же были ваши наставники?

- Это было общение с великими людьми. Возглавлявший школу-студию Василий Григорьевич Сахновский (до этого он был арестован как немецкий шпион только потому, что в свое время окончил университет в Германии) приглашал к нам Качалова, Москвина, Книппер-Чехову, Бориса Пастернака, Анну Ахматову, Святослава Рихтера.

- А кто были ваши однокурсники?

- Владимир Трошин, Владлен Давыдов, Евгения Ханаева. Мой будущий друг Олег Ефремов был на два курса младше меня. Михаил Пуговкин в какой-то степени (улыбается) невольно сыграл "роковую роль" в моей жизни - благодаря нему я получил в дипломном спектакле роль. У нас было правило: студентам категорически запрещалось сниматься в кино, выступать на концертах - это считалось халтурой. Как только Пуговкин, еще будучи студентом, стал сниматься в кино, его отчислили. Потом простили и приняли вновь. В выпускном спектакле он получил роль Робинзона в "Бесприданнице" Островского. Но тут выяснилось, что он снова стал сниматься. Его опять отчислили, а роль дали мне. Я стал говорить, что вовсе не подхожу для этой роли и внешне нисколько не похож, но режиссер сказал: "Не беспокойтесь, вас так загримируют, что сами себя не узнаете". И действительно, мне сделали потрясающий грим! В роли Робинзона я имел успех, и журнал "Театр" в статье о дипломном спектакле посвятил мне целый абзац.

- Что же было после окончания школы-студии?

- В 1947 году я поступил во МХАТ и год спустя понял - никаких перспектив для молодого актера там нет. И тут директор Центрального детского театра К. Шах-Азизов предложил перейти к ним. "Но ведь я не умею играть козлов и петухов", - ответил я растерянно. "А вам это и не придется. Для вас у нас будет другой репертуар". И какой это был репертуар! Пушкин, Шекспир, Гоголь, Грибоедов, Островский! Я сразу же получил роль в пьесе любимого мною Островского "Не было ни гроша, да вдруг алтын". Сразу же появились поклонницы, которые после окончания спектакля провожали меня от Театральной площади до Солянки - их внимание приводило меня в ужасное смущение. Мечта каждого актера - смолоду пройти роли классического репертуара - для меня сбылась в Центральном детском театре. Здесь ставили пьесы Островского, "Дубровский", "Мертвые души", "Горе от ума", и во всех я был занят. Так, в "Горе от ума" я попеременно сыграл и Молчалина, и Чацкого, и даже "французика из Бордо" - роль эпизодическую, но крайне интересную. Кстати, ее мы играли "пополам" с Олегом Ефремовым. Вообще много ролей мы сыграли с ним на пару, дополняя и помогая друг другу, по-хорошему соревновались. Первой режиссерской работой Ефремова был водевиль "Димка-невидимка", где другой Олег - Анофриев - играл студента Васю (первая его роль), а я - его дедушку-профессора. Спектакль имел большой успех.

- Огромный успех выпал на долю спектакля "Рамаяна" по древнеиндийскому эпосу - вы были исполнителем главной роли и ассистентом режиссера - и не только в нашей стране, но и на родине "Рамаяны" в Индии.

- Это мой звездный час. "Рамаяна" - сказание о подвигах великого героя Рамы, который почитается в Индии воплощением бога на земле и до сих пор служит примером для всех индийцев. Наш театр был первым во всей Европе, отважившимся осуществить постановку "Рамаяны". И когда премьер-министр Индии Джавахарлал Неру во время последнего своего визита в Советский Союз в 1961 году узнал, что "Рамаяна" идет в одном из московских театров, он отменил запланированное мероприятие и приехал на наш спектакль, а после его окончания встретился с актерами. (Это произошло в день моего 35-летия.) Он был в восторге и очень хотел, чтобы наш спектакль увидели на его родине. И желание Неру исполнилось. Мы дважды побывали в Индии с нашим спектаклем. И хотя играли "Рамаяну" на русском языке (от английского мы решительно отказались, поскольку это язык колонизаторов), нас отлично понимали.

- Вы награждены медалью "Бал Митра", что означает "Друг детей", учрежденной детским комитетом Индии.

- Эта награда очень дорога для меня. Ведь я был первым из иностранцев, удостоившихся ею. В дипломе сказано: "За выдающиеся заслуги в деле служения детству". На серебряной медали изображен цветок розы.

- Расскажите о своей работе в кино.

- Как только я окончил школу-студию МХАТа, мне сразу же предложили сняться в фильме "Мичурин", который ставил Александр Довженко, а музыку к нему написал Дмитрий Шостакович. Вместе со мной снимался совсем еще молодой, только что окончивший ВГИК Сергей Бондарчук. Мы играли с ним ходоков-крестьян, пришедших к Мичурину за советом. Этот эпизод - он происходил до революции - так понравился Довженко, что он придумал новый, когда спустя десятилетия с Мичуриным встречается сын моего героя, ставший в годы Гражданской войны комиссаром - в кожанке, фуражке с красной звездой... Потом были другие работы в кино. В фильме "Дом на болоте" я сыграл следователя. Эта роль принесла мне огромную популярность, и когда на улице я останавливался у киоска выпить воды, меня сразу же узнавали продавщицы: "Ой, а я вас в кино видела!" и наливали газировку бесплатно. В фильме "В поисках радости" по пьесе Виктора Розова в постановке Анатолия Эфроса я играл вместе с Валентиной Сперантовой, Олегом Табаковым - это была его первая роль. Я и сам снимал фильмы, например художественный - "Товарищ Артем". Потом были два фильма о "Рамаяне". Помимо экранизации нашего спектакля снял и документальный фильм о том, как индийцы смотрят "Рамаяну", которую играют русские артисты на русском языке. У кинорежиссера Владимира Мотыля, прославившегося "Белым солнцем пустыни", я снимался в фильме по повести Чехова "Дуэль", который назывался "Несут меня кони", в замечательной роли доктора Самойленко. До этого в картине, снятой по этому же сюжету другим режиссером, Самойленко играл Анатолий Папанов. Нас сравнивали кинокритики и нашли, что я ничем не уступаю ему. Время бежит, люди уходят из жизни. И я решил снять фильм о родном Центральном детском театре - он назывался "Рядом с Большим, напротив Малого". В фильм вошли мои беседы с Виктором Розовым, Сергеем Михалковым, Александром Хмеликом, дочерью Наталии Сац Роксаной. Я застал еще живым Олега Ефремова, и он сказал замечательные слова о том, какую роль сыграл этот театр в его жизни.

- Два слова о ваших последних работах.

- В сериале "Тайны дворцовых переворотов" Светланы Дружининой я сыграл князя Василия Владимировича Долгорукова - генерал-фельдмаршала, сподвижника Петра I (а другого Долгорукова, более молодого - Дмитрий Харатьян). Вообще мне везет на исторических деятелей. Недавно я снялся в интересном фильме "Жизнь и смерть Петра Аркадьевича Столыпина". Нашли, что я похож на первого премьер-министра России Сергея Юльевича Витте, и я сыграл его. Режиссерскую работу также не оставляю. В последние годы я подружился с коллективом драматического театра в городе Кинешме на Волге. Неподалеку родные места Александра Островского, и театр носит имя великого драматурга. Сейчас я готовлюсь к постановке его пьесы с названием очень актуальным для нашего времени - "Бешеные деньги".
Алексей Корнеев
"Подмосковье"
scroll top