Нелли УВАРОВА: "Я могу так увлечься работой, что забываю обсудить гонорар"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Нелли УВАРОВА: "Я могу так увлечься работой, что забываю обсудить гонорар"

27.10.2009
В октябре нынешнего года Нелли Уварова - звезда сериалов "Не родись красивой" и " Атлантида", ученица Георгия Тараторкина и актриса Российского академического Молодежного театра, сыграла сразу в двух его премьерных постановках - детском спектакле "Почти взаправду" и в спектакле для взрослых "Под давлением 1-3" по пьесе современного немецкого драматурга Роланда Шиммельпфеннига.

В следующем году выйдут новые фильмы с ее участием "Близкий враг" режиссера Александра Атанесяна и "Москва.ru"  режиссера Андрея Комарова. Актриса рассказала корреспонденту " Газеты " Ольге Романцовой о своей работе и поделилась мнением, почему в Москве так мало хороших спектаклей для детей.

- Нелли, в нынешнем сезоне вы параллельно репетировали в двух спектаклях: "Почти взаправду", поставленном для детей, и "Под давлением 1- 3" - для взрослых. Их премьеры состоялись практически одна за другой. Не трудно было совмещать работу над двумя проектами?

- Это непросто, но для меня это лучший способ держать себя в форме. У некоторых людей психика устроена так, что они могут выполнять только одну работу. Актер в таких случаях может репетировать только одну роль, вбирая в себя из окружающего его мира только то, что ему нужно прямо сейчас. Но я работаю гораздо продуктивнее, если мне приходится резко переключаться с одной работы на другую. Я работала над спектаклями "Под давлением 1-3" и "Почти взаправду" с разными актерскими командами, режиссеры ставили перед нами разные задачи. Так что во время репетиций одного спектакля я отдыхала от работы над другим.

- Трудно играть на сцене, если в зале сидят дети? Как они ведут себя, если актеры, как в спектакле "Почти взаправду", вовлекают их в игру?

- У меня есть практика интерактива, непосредственного общения со взрослыми зрителями. В сущности, реакции взрослых и детей похожи: взрослый человек тоже иногда пугается, если актер с ним заговорит. Но взрослому, вовлеченному в игру, проще. А ребенок в этой ситуации может заиграться и просто не услышать слова "стоп". Нам, взрослым людям, важно в этой ситуации не обидеть и не напугать никого из маленьких зрителей и вместе с тем дать понять, что пора обратить внимание на сцену. Это все очень тонкие вещи. На каждом спектакле мы, как в первый раз, пытаемся сначала вовлечь детей в игру, а потом ее вовремя остановить. И как будто "дирижируем" настроением зала.

- Что вы чувствуете, когда дети сидят буквально в метре от вас?

- Я чувствую себя незащищенной. Играя на большой сцене, я понимаю, что в зале дети, но они где-то там, далеко, рядом со своими родителями. А в спектакле "Почти взаправду" пространство организовано так, что дети сидят впереди на мягких подушках, а взрослые позади. Дети свободны и делают, что хочется. Каждую секунду может что-то произойти, и от актеров требуется колоссальное внимание. Мы как будто ходим по минному полю.

- Что делать актерам, если ребенок не хочет остановиться?

- Иногда достаточно строго посмотреть ему в глаза, и он все поймет. Но дети сопереживают актерам и включаются в действие, а в нашем спектакле это происходит буквально в метре от сцены. Недавно весь зал кричал: "Белка, белка, муравей тебя использует!"

- Это вы играете белку?

- Нет, я в первом акте играю ласку, а во втором - бабочку.

- Вы окончили актерский факультет ВГИКа. Как вы оказались в театре?

- Я окончила институт кинематографии, но очень хотела работать в театре. Могу сказать, что я мечтала об этом.

- И вам совсем не нравится кино?

- Нет, я люблю кино, но мне нравится театральный процесс, который происходит здесь и сейчас. В театре есть возможность прожить ситуацию не однажды, как перед кинокамерой, а столько раз, сколько идет спектакль. Здесь идет непрерывный процесс: репетиции, премьера, спектакль, который регулярно играешь. Я стремлюсь находиться внутри этого процесса.

- А как вы оказались в РАМТе?

- Я окончила курс Георгия Георгиевича Тараторкина, и мы всем курсом показывались в разные театры. Меня пригласили в РАМТ.

- Как вы считаете, почему в Москве так мало хороших спектаклей для детей?

- Бытует мнение, что играть в детском спектакле - наказание для серьезных артистов. И что ставить детские спектакли - наказание для талантливых режиссеров. По-моему, все это чепуха. Немногие честно хотят найти материал, который был бы интересен всем. Я слышала немало рассуждений о том, что надоело ставить одни и те же сказки. Но тот, кто ищет - всегда находит. В РАМТе в этом сезоне состоялись премьеры трех детских спектаклей. Готовятся к выходу еще три, вот и все.

- Можно ли вас назвать актрисой-трудоголиком?

- Нет, я не трудоголик. Просто иногда, как человек увлекающийся, не могу отказаться от какого-то предложения. Мне интересен материал или идея режиссера. Иногда я осознаю, что надо остановиться, но не могу отказать себе в удовольствии заняться тем, что меня интересует. Сейчас я учусь говорить "нет".

- Кому?

- В первую очередь самой себе. Надо беречь силы для того, что уже сделано. В репертуаре РАМТа есть спектакли, которые требуют от меня физических и моральных затрат, хочется с удовольствием заниматься любимым делом. Кроме того, я играю Ирину в спектакле "Три сестры" Деклана Доннеллана. Принимаю участие еще в нескольких театральных проектах.

- Вам важно, сколько вы зарабатываете участием в том или ином проекте?

- Сейчас мне приятно, что я зарабатываю своей профессией. Не ищу заработка на стороне и далекого от того, что мне интересно делать. Так бывало в студенческие годы, и теперь я этого избегаю.

- Чем вы тогда занимались? Работали моделью?

- Работала моделью, писала сценарии для детских праздников и организовывала их. Но занимаясь этим, чувствуешь, что тебя отбрасывает от профессии. Поэтому мне так важно все, что я делаю сейчас. Хотя я могу так увлечься работой, что забываю о том, сколько мне заплатят. Так уже бывало, и раньше я настраивала себя, что в следующий раз обязательно заведу разговор о гонораре, и пыталась себя в этом смысле организовать.

- Вам когда-нибудь приходилось "напрашиваться" , прилагать усилия, чтобы принять участие в кино или телепроекте?

- Нет. Честно говоря, я до сих пор не состою в базе данных ни одной киностудии. Может быть, где-то и состою, но не по собственной инициативе. Большинство предложений сниматься в кино и на телевидении появилось благодаря театру. На спектакли РАМТа часто приходят ассистенты по актерам. Многие режиссеры знают меня еще по ВГИКу - они учились в тот же период или видели наши дипломные работы. Теперь многие знают меня и по работам в кино.
Ольга Романцова
"Газета"
scroll top