Виктор ПАНЧЕНКО: "Главное - активно ждать"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Виктор ПАНЧЕНКО: "Главное - активно ждать"

17.11.2010
Трое отчаянно смелых актеров. Современная злая (в смысле острая, на грани фола) пьеса, с такой шокирующей историей и грубоватой речью. Пространство малого зала, актеры - на  расстоянии вытянутой руки. Как стать героем, если по жизни все время играешь роль жертвы? Как противостоять насилию? Как избавиться от гнетущих воспоминаний из детства? Как сохранить свое достоинство в мире, где так легко его потерять? Обо всем этом - спектакль "FSK 16" Российского Молодежного театра.

Актер Виктор Панченко - исполнитель роли Стипе - один из самых ярких дебютантов последнего театрального сезона. Кажется, что он - идеальный актер для психологического триллера, сделанного современным театральным языком: выразительно и стильно.


- Очевидно,  в этой роли очень высоки требования к актерской технике, чтобы достоверно передать образ человека с пограничным, на грани нормы и патологии,  расстройством психики и сыграть сцену нервного припадка?

- Был любопытный случай, когда на наш спектакль пришла моя учительница английского языка с подругой, которая как то связана с медициной, или, по крайней мере, знакома с таким явлениями. И та ей шепнула, что "Витя-то твой того…" Я так потом смеялся. Для меня это комплимент, критерий достоверности. Значит, я двигаюсь в правильном направлении.

Соль в том, что надо контролировать себя: как бы не переборщить с этой достоверностью. Когда наоборот, сильный самоконтроль, то есть риск скатиться к имитации.

- Одна из удачных находок - точно найденная пластика человека с посттравматическим синдромом. Вы не "даете трагедию", но обозначаете ее мышечными спазмами пальцев…

- Пришли мои одноклассники после долгого перерыва в общении. Сказали высокомерно: "Там много от тебя самого, особенно пластика рук". Хотя это не так, потому, что я-то точно знаю, где я это подсмотрел.

- Из чего складывается актерский опыт? Какие роли дают профессиональный рост?

- Есть роли, которые нужны для опыта актерской техники, веры, погружения. Мне кажется, что это роли в детских спектаклях. А есть роли, которые дают опыт духовный, человеческий. Например, романы Достоевского, да вообще вся русская классика - это целый мир.

- Хотели бы сыграть Мышкина?

- Я пока молод, и не хватает опыта. Ведь для такой масштабной роли нужно набрать внутреннее право. Главный вопрос:  что я могу привнести нового?

- Вероятно, первый год работы в театре дал множество открытий в понимании театрального искусства в целом?

- Конечно. Например, недавно я открыл для себя, что значит работа художника, как она задает атмосферу спектакля.

- Кто-то из молодых актеров без энтузиазма относится к работе в массовке. А вы?

- Я не ропщу и доволен, даже более чем. Интересно просто мелькать на сцене, хотя бы потому, что это очень трудно сделать интересным для зрителя.  Я не бегаю в массовках - не люблю это выражение! - а помогаю создавать атмосферу спектакля. Находясь за кулисами, есть  прекрасная возможность поучиться у своих коллег. Особенно мне нравится спектакль "Эраст Фандорин".

- Играя в "Фандорине", как-то примериваетесь к главной роли?

- Да. Хотел бы сыграть эту роль, но именно в кино. Детектив должен быть изящным, стильным. В киноверсиях много не раскрытого и глянцевого.  

- Очевидно, для начинающего актера испытание - ждать ролей, испытывать голод по работе?

- Я активно жду. Я читаю, ищу интересную драматургию, и мысленно проецирую себя на эти истории, учусь у своих коллег. У меня нет периодов простоя. Затишье - это тоже важная часть работы над собой. Надо успеть накопить мысли, силы. Вообще, чтобы выходить к зрителю, надо чувствовать это право, быть достойным и иметь свою позицию.  Это моя планка, так интересней. Тогда и небольшие роли становятся трудом, а не работой. А взамен душевное развитие.

- В одном из интервью вы сказали, что мечтаете сняться в религиозном кино. Вы верующий человек?

- Все люди верующие. Просто одни верят в то, что Бог есть, а другие в то, что его нет. Я отношусь к первым. Мое любопытство вызвано отнюдь не тем, что я религиозный фанатик. Дело в том, раз уж кинематограф испытывает интерес к этой теме, то и я как актер хотел бы поучаствовать в этом поиске.

- Это как-то связано с вашей внутренней актерской темой?

- Наверное, моя тема - это духовное и душевное развитие человека, простите за пафос. И поиск веры - одно из важных проявлений человеческой пытливой натуры. В чем вообще предназначение человека? Как не изменить себе в потоке неизбежных компромиссов? Вообще любопытно сыграть момент выбора пути. Хотелось бы рассказать об этом актерскими средствами.

- Драматурги говорят, что тема веры, разговор о Боге - самые трудные, и даже скользкие…

- Но можно ведь надеть коньки и скользить.

- В чем выражаются амбиции молодого актера, вчерашнего выпускника? Есть ли какие-то невероятные мечты?

- Конечно, хочется активнее вписаться в пространство Молодежного театра, с его такой замечательной историей. Хочется сниматься в таком кино, которое притягивает зрителя и вместе с тем меняет, что-то в жизни, делает ее лучше.

Мне нравятся масштабные проекты, где есть гениальный сценарий и команда гениальных актеров. Хочется иногда собрать всех великих артистов и сделать что-то невероятное, но обязательно - доброе, чистое и совершенно новое. Для актерской мечты уже неплохо.

- Актерские мечты часто имеют тенденцию не сбываться. И нужно ли мечтать, когда невозможно планировать?

- Главное - само наличие мечты, стремление, и активное ожидание.

- Обычно,  в дебюте, как в капле воды, видна актерская тема, которую с вариациями актер потом несет. Я бы сказала, что вы идеальный актер для психологического триллера. Вероятно, и вас притягивают такие истории?

- Если  честно,  то я вижу себя с другой стороны. Мне нравятся веселые, светлые истории, комедии. И хотя мой юмор редко кто понимает, но я жду возможности сыграть какого-нибудь чудака, клоуна, до слез смешного человека, вроде персонажей Леонова, Никулина, Пьера Ришара, Робина Уильямса и Джима Кэрри.
Марина Квасницкая
Gogol.ru
scroll top