Алексей БОРОДИН: "Молодость театра не определяется возрастом"
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Театральная пл., д. 2
Тел.: +7(495) 692-00-69
+7(495) 692-18-79
А А А

Алексей БОРОДИН: "Молодость театра не определяется возрастом"

14.12.2011
В преддверии 90-летнего юбилея столичного Российского академического Молодежного театра художественный руководитель РАМТа, режиссер, народный артист РФ Алексей Бородин рассказал РИА Новости, как провоцировать творческую атмосферу и что талант - это подробность.

- РАМТ - театр с богатой историей, здесь работали такие выдающиеся мастера, как Мария Кнебель, Анатолий Эфрос, Олег Ефремов. Театр переживал периоды расцвета и творческого подъема и другие менее успешные, сменив несколько названий. Чем это было вызвано и как повлияло на саму концепцию?

- Вначале был Московский театр для детей (1921-36), затем после переезда на Театральную площадь стал Центральным Детским (1936-92) и 20 лет назад получил имя Российского академического Молодежного театра. Так что мы отмечаем своеобразный тройной юбилей. Название "Детский" просто не соответствовало тому, что происходило в театре, он давно вышел за рамки детства, и об изменении своего имени думали еще наши предшественники. В словаре у Даля я не нашел слова "детство", у него есть понятие "младость", включающее детство, отрочество и юность. А это уже возраст полноценного самостоятельного человека, к которому надо относиться серьезно и очень внимательно.

- Вы стараетесь подстроиться под зрителя или больше дорожите своими художественными принципами?

- Мне очень близка идея художественного общедоступного театра, которую выдвинули великие реформаторы Станиславский и Немирович-Данченко. Они понимали, что важнейшая составляющая театра - его зритель. На самом деле, без публики театра нет, и мы должны думать об этом, но, конечно, не в ущерб собственным художественным интересам. Мы должны быть честны перед зрителями и перед самими собой. Мы исповедуем честность в творчестве, основополагающее понятие для театра, и просветительство. Может быть, это звучит несколько назидательно, но это важно: театр должен опираться на культуру, понимая, какие вещи основополагающие, а какие - проходящие. Театр, если мы претендуем на то, чтобы он был не просто местом развлечения, а духовным центром, не должен предавать основные человеческие постулаты: это важно в просветительском и в художественном смысле. И, как оказывается, это нужно зрителям самых разных возрастов, заполняющим наши залы, понимая, почему и зачем они приходят именно к нам.

- В репертуаре РАМТа представлена драматургия, которой нет больше ни в одном театре. Вы первые рискнули поставить Акунина, удачно сотрудничаете с Томом Стоппардом, сейчас репетируете никогда не ставящуюся в России пьесу Юджина О’Нила "Участь Электры". Каков для вас критерий отбора литературного материала?

- Очень важно доверять себе: если пьеса или проза задевает, трогает, если мы чувствуем необходимым поставить по ней спектакль, то обязательно это делаем. А как только изменяем себе, стараемся учесть конъюнктуру, то ничего не получается. Важно себя не предавать в главном. И каждый раз убеждаемся в том, что интересующая нас пьеса вызывает отклик и у зрителя. Количество премьер за сезон, а у нас их, наверное, больше, чем у кого-либо, не означает стремление попасть в книгу Гиннесса. Мы стараемся провоцировать творческую атмосферу: и когда возникают азартные идеи, приходят интересные режиссеры, наши двери для них всегда открыты. Мы стараемся дать возможность реализовать замыслы, и появляются новые названия, проекты, такие, как "Молодые режиссеры - детям", ночные программы, многочасовые спектакли по Акунину и знаменитый "Берег утопии" Стоппарда.

- В РАМТе свои первые шаги делает талантливая молодежь, но часто вы предоставляете свои площадки и для известных мастеров. Многие худруки с ревностью относятся к "пришельцам"?

- У меня вообще нет таких комплексов. Если пришел такой одаренный режиссер, как Карбаускис со своим предложением, то как можно было не схватиться за него и не дать реализовать его замысел? Мы привечаем таланты всех возрастов и рангов. Наша задача - всячески содействовать. В результате Миндаугас успел поставить на нашей сцене два прекрасных спектакля до того, как возглавил театр им. Маяковского. Для меня важнее всего, чтобы в театре было интересно работать всем: артистам, режиссерам, художникам, всему ансамблю репертуарного театра. Только тогда театр остается живым, молодым, только тогда он каждый раз новый. Возраст не определяется годами - понятие молодости - это состояние духа театра.

- Алексей Владимирович, наверное, самое трудное и важное для режиссера - найти подход к артисту, от которого зависит воплощение его замысла. Каков ваш принцип работы?

- У Тургенева есть определение: талант - это подробность. Я исповедую принцип тщательной, внимательной, подробной работы с артистом. Это не то, что сделать все одним махом. Здесь важны и наши личные человеческие отношения, не только творческие устремления, но и мировоззренческие. И плюс профессиональные требования, которые мы предъявляем друг к другу. Самое главное, чтобы в процессе создания спектакля ни у кого не было ощущения чрезмерной самодостаточности и самодовольства, успокоения и безразличия. Главное - единое для всех честное и требовательное отношение к себе и к делу. Тогда возможен настоящий коллектив единомышленников, ансамбль, силами которого и творится жизнь театра.

- На недавней встрече с Владимиром Путиным одним из главных вопросов театральных мастеров был вопрос сосуществования художественного руководителя и директора, разделение их полномочий. Насколько я знаю, у вас в этом смысле нет особых проблем?

- К счастью, у меня ситуация предельно внятная. Мы вместе с Владиславом Любым работаем уже 13 лет и, несмотря на то, что он по сравнению со мной человек молодой, относимся друг к другу с пониманием. У каждого есть свой круг обязанностей, за которые он отвечает. Он развивается и помогает развиваться мне, и наоборот. В театре должна быть единая команда, это главный двигатель театра. Решающий вопрос - взаимодействия и взаимоотношения. Когда начинаются выяснения кто главнее, тут все и заканчивается. Должно быть взаимоуважение, ведь каждый выполняет задачи для общего дела. Важно, чтобы мы слушали и слышали друг друга, чтобы могли сказать, что думаем, с чем согласны или нет. Только в этом случае может произойти некий контакт, необходимый для совместной работы.

- Вы верите в будущее репертуарного театра, театра-дома, каким является Молодежный?

-  Я лично будущее вижу только в репертуарном театре. Конечно, люди могут собираться на отдельные антрепризные спектакли. Но самое глупое, что можно сделать сейчас - загубить наше главное достояние - репертуарный театр, не заниматься им, не развивать, не создавать новые организационные формы его существования, не двигать вперед. Потому что именно репертуарный театр, который делает ансамбль, способен создавать такие спектакли, как, например, "Берег утопии". Мы только что были с этим многочасовым проектом в Испании, где нас принимали превосходно. И испанская пресса как раз отмечала, как важное достоинство РАМТа, его ансамблевость, коллективное творчество.

- Как вы собираетесь отметить юбилей? Какие сюрпризы ждут ваших гостей?

- Наш театр горазд на всякого рода капустники, но на этот раз мы решили пойти другим путем. Мы готовим спектакль-концерт, объединенный единой идеей, в котором артисты предстанут в разных своих творческих проявлениях. Это будет калейдоскоп номеров, которые никто никогда не видел: драматические монологи и поэзия, танец, вокал. И во всем этом столкновении жанров, стилей и настроений - вся 90-летняя история РАМТа, театра, который объединяет прошлое и настоящее, хранит энергию тех, кто был до нас и думает о тех, кто придет нам на смену, всех, кого объединяет пространство сцены.
Наталья Курова
"РИА Новости"
scroll top