Сибирско-американский трип
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Сибирско-американский трип

"Северная одиссея". Сцена из спектакля
"Северная одиссея". Сцена из спектакля "Северная одиссея". Сцена из спектакля
Кликните на картинку для увеличения
30.09.2015
РАМТ открыл сезон премьерой "Северная одиссея". Название позаимствовано у Джека Лондона, но рассказывает постановка не об американских золотоискателях, а о наших контрабандистах, которые отправляются на Крайний Север.

Как говорит режиссер Екатерина ГРАНИТОВА: "Все происходит в годы, когда ощущение свободы уже витает в воздухе, но самой свободы еще нет. Люди не знают, что происходит в других странах, они живут в своем замкнутом мире". "Истерн" про то, как наши люди попадают в новую реальность, интересен как минимум по двум причинам. Масштабный, зрелищный проект в бродвейском духе сделан по сценарию Луцыка и Саморядова - наиболее самобытных кинодраматургов "переходной эпохи". Музыку и песни к спектаклю написал Петр НАЛИЧ. 21 трек, соединение северного, этнического, немного шаманского и американского, легкого, соул-джазового. Каждый раз - живой звук и полноправное участие музыкантов в театральном "роуд-муви".

1989 год, падение Берлинской стены, Советский Союз пока за "железным занавесом", но система капитулировала - и подступили лихие 90-е, когда одни пытались выжить, а другие нажиться. "Смутное время", когда власть "пошла по рукам". В Сибири, "русском Клондайке", свои порядки устанавливает батька-атаман Сковородников (Александр ГРИШИН) и собирает мзду с первых предпринимателей, которые везут чукчам контрабандный спирт. Обменять канистры на алмазы - дело рисковое, непростое даже для "вездеходных" северных мужиков: кругом банды, "кордоны", и как ни отстреливайся из карабина - платить придется.

Ведет экспедицию инженер Сафронов (Александр ДОРОНИН), решительный и спокойный, как товарищ Сухов, герой другого, среднеазиатского "истерна". Кстати, "экшна" на маршруте тайга -тундра - вечная мерзлота не меньше, и время не менее "революционное", чем в советском фильме-сказании "Белое солнце пустыни", где фольклорные мотивы соединились с попыткой ухватить русскую ментальность. Это же делали и Луцык с Саморядовым. В их "Северной одиссее" много эпического, сказочно-абсурдистского, много перекличек с героями народных сказаний: самопровозглашенный "хранитель Сибири" Сковородников мог бы запросто сойти и за Емельку Пугачева, и за Стеньку Разина, а 1989 год - за любую эпоху разброда и шатаний, каких в истории России наберется немало.

В общем, исторической однозначности здесь нет, но есть попытка понять, что же бродит в голове человека, который привык к тотальному контролю и вдруг понял, что никто над ним не стоит, никто им не командует. Почему свобода превращается в испытание и не становится ценностью. Но вопрос ребром Екатерина Гранитова не ставит. "Северная одиссея" - больше про авантюрный дух, чем про вечную растерянность русского человека, больше про первые пробы свободной жизни, от видеокассет с американским порно до самой Америки. Распив остатки ценного груза, экспедиция перейдет по льду Берингов пролив и внезапно окажется на Аляске. Здесь, в местном баре, наши мужички сначала зажмутся, так что и в туалет не решатся пойти по одному, ну, а потом выпьют пива, расслабятся и войдут во вкус. Калифорния, куда их подбросят, как по щучьему веленью, и вовсе покажется раем: "Слушай, а если у них тут смерти нет? - Как нет? - А если они тут засыпают, как собаки, и все?"

Но американская - вторая - часть "роуд-муви" явно проигрывает первой, где бандитские разборки "накачаны" иронией и русским сюром, где "дремучая" энергия бродит в обнимку со смертью и само пространство выстроено не по евклидовой геометрии, а по своим законам. Здесь и язык - смесь стеба с эпосом, и герои - "былинно увесистые", но одновременно мечтательные и простодушные, как дети. А вот в Америке эти товарищи вдруг становятся вполне обычными русскими за границей, и история скатывается из притчи о человеке "с окраины" в банальную лав-стори, построенную по всем голливудским правилам. Колька (Дмитрий БУРУКИН) со своим школьным английским и американка Нэнси (Рамиля ИСКАНДЕР) быстро находят общий язык. Остальные тем временем выходят на охоту за местными мафиози - и, скажем прямо, теряются за жизнерадостными мамба-танцами, от которых начинает рябить в глазах. Люди из "края заветного", где не жизнь, а праздник каждый день, одеты во все цвета флага ЛГБТ и просто фонтанируют счастьем. Режиссер, видимо, положила все силы, чтобы сделать шоу из жизни в Калифорнии. Поэтому лобовое столкновение со свободой, с новыми ценностями, переворот сознания советских людей прошел здесь безболезненно. Состояние, близкое к опьянению, они, само собой, испытали, но это не угар и не тяжелое похмелье, а скорее легкий наркотический трип. По-американски. Вот и весь сказ.


Татьяна Власова
"Новые Известия"
scroll top