Вечные вопросы сегодняшнего дня
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Вечные вопросы сегодняшнего дня

12.11.2012
РАМТ никогда не был модным театром, но из года в год остается успешным. Ну что-то вроде маленького черного платья или костюма Шанель. Может, потому к слову "академический" в названии Молодежного театра так и хочется добавить - "в хорошем смысле слова". За долгие годы правления Алексея БОРОДИНА здесь, естественно, бывали разные времена, взлеты и застой. Но никогда - отстой. Когда рискнули с "Берегом Утопии" и свою утопию выиграли, обрели новое дыхание. Как выяснилось, на длинную дистанцию. Решение замахнуться на трилогию О'Нила стало шагом не менее рискованным: ее составляют многословные пьесы, их ритм не соответствует нынешним скоростям и клиповости восприятия, да еще переклички с античным мифом мало кем с лету воспринимаемы. Театр с помощью блистательного перевода и редакции Сергея ТАСКА уложил (не втиснул) драматургию в три часовых акта, насквозь пронизал действие музыкой Натали ПЛЭЖЕ, не позволяющей артистам ни на мгновение соскользнуть в мелодраму, и поместил героев в тревожно-торжественное черно-белое пространство трагедии, созданное Станиславом БЕНЕДИКТОВЫМ. Над домом-лабиринтом, где проживает семейство Мэннонов, неподвижно зависла луна, словно планета из триеровской "Меланхолии". Впрочем, она, может быть, и о'ниловская, даром что ли он автор пьесы "Луна для пасынков судьбы". Собственно, пасынки судьбы и живут в этом новом доме, построенном на месте фамильного, где когда-то совершилось убийство. Воздвигнутом дедом героев, чтобы начать жить с нуля. Из прошлого в нем только портреты предков, пристально следящих за каждым шагом наследников: очередной поворот круга, и новое лицо упирается в них взглядом. Пожалуй, в этой системе координат слова "Судьба", "Время", "Рок" требуется писать с прописных букв. Однако Алексей Бородин вместе с артистами не ставит героев на котурны, а приводит к трагедии, проходя через земную жизнь. Лишь к финалу их лица становятся белыми масками. Больше портретов в фамильной галерее не прибавится.

Сюжет разворачивается неспешно, устремляясь в "даль свободного романа". Экспозиция, где нам представляют героев и обстоятельства действия, кульминация, в которой происходят основные события, и, наконец, трагическая развязка. Это сюжет внешний, фабула: с войны возвращаются отец и сын, мать убивает мужа, мстительная дочь манипулирует страстями контуженного брата... Двигается интрига. Сюжет внутренний сложнее. Янина СОКОЛОВСКАЯ, Мария РЫЩЕНКОВА и Евгений РЕДЬКО нервно и страстно пытаются разобраться в душевной смуте своих персонажей, каждый из которых жаждет свободы, пытаясь вырваться за пределы своего "я". Проблема из вечных, но и из сегодняшних тоже.

Мне кажется, в новом сезоне стала все отчетливее пробиваться тенденция противостояния, скажем так, высоких порывов низким позывам нашей современной драматургии, ее реалиям. Тенденция есть, успехов мало. У Алексея Бородина получилось, потому что для него это направление столбовое.
Мария Седых
"Итоги"
scroll top