Тайна бумажного веера
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Тайна бумажного веера

29.04.2005
У многочисленных киноверсий жизнеописаний сыщика-супермена Эраста появился конкурент. Борис АКУНИН сочинил абсолютно новую историю про своего героя, подарив ее Российскому Молодежному театру и режиссеру Алексею БОРОДИНУ. Новый спектакль под названием "Инь и Ян", сочетающий в себе японский колорит и чисто русские характеры, - зрелище идеальное в первую очередь для любителей детективов. Интрига, как всегда у Акунина, выстроена мастерски, и держит в напряжении с первой до последней минуты. А поскольку история существует в двух версиях - "белой" и "черной", то развитие событий и финалы здесь разные.

А завязка такова: умирает некто Сигизмунд Борецкий, богач и коллекционер, оставляя в наследство своему племяннику Яну старинный бумажный веер. Наделенный, как выясняется, сверхъестественной силой. Разумеется, за веером начинается охота.

Художник Станислав БЕНЕДИКТОВ оформил сцену в светло-серых тонах, придумав множество невесомых ширм; получился изящный кивок в сторону восточного колорита.

Музыкальный редактор Натали ПЛЭЖЕ наполнила атмосферу звуками ритуальных тамтамов и печальными скрипичными переливами.

Актерам в "Инь и Ян" приходится выполнять двойную задачу. В "белой" версии сюжета они аккуратно и психологически точно играют собственно историю. А в "черной", сделанной в духе тонкой пародии на детектив, работают в совершенно иной, жесткой и заостренной стилистике. И перевоплощаются неуловимо, но очень ярко. Особенно удачно это получается у старшего поколения (Нина ДВОРЖЕЦКАЯ, Виктор ЦЫМБАЛ, Алексей МАСЛОВ). Как и у молодых актеров (Степан МОРОЗОВ, Дарья СЕМЕНОВА), на которых возложена основная действенная функция.

Но, безусловно, история о приключениях Фандорина не может считаться удачной, если нет главного героя. Режиссер и здесь не ошибся. Эраста Петровича играет Алексей ВЕСЕЛКИН, и его Фандорин - действительно идеальный сыщик. Безупречный джентльмен с проницательным взглядом и холодным голосом, поначалу он кажется машиной. Однако ему не чужды человеческие чувства - именно поэтому он так хорошо разбирается в мотивациях поступков героев. Этому Фандорину, при всей его кажущейся отстраненности, хочется доверять. И по выходе из зала возникает желание, чтобы в трудные минуты жизни рядом оказывался именно такой человек.
Алиса Никольская
"Московские новости"
scroll top