Всем - браво!
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Всем - браво!

07.05.2005
Над спектаклем работали долго. Во-первых фактически репетировали одновременно два спектакля: сюжет, казалось бы, один, но его повороты приводят к двум разным финалам. Отсюда и поведение героев, мотивация их поступков разные в каждой из серий. Вторая сложность - ориентальный окрас всего происходящего. В "Инь и Ян" Фандорин -  уже зрелый человек, вернувшийся в Россию после довольно длительного пребывания за границей, в частности в Японии, откуда он вывез своего верного слугу и помощника японца Масу. Когда речь заходит о предметах конфиденциальных, Фандорин с Масой переходят на японский. Актерам пришлось учить чуждый русскому слуху язык. К тому же Маса в спектакле должен еще легко и непринужденно демонствать приемы виртуозного восточного многоборья. Словом, работали на совесть. И только когда все было отточено до малейших деталей, спектакль выпустили на публику.

В первый и единственный раз сыграли две версии подряд. Переполненный зал взрывался криками "Браво!" и бурей аплодисментов. Такого приема в нынешнем сезоне, кажется, еще не удостаивалась ни одна премьера. В дальнейшем версии будут играться и уже игра ются в два вечера. Каждая - самостоятельный, увлекательный детектив с тончайшей психологической разработкой характеров, неожиданными разворотами событий на фоне блестяще придуманной и великолепно исполненной, как бы "живой", мгновенно меняющейся декорации.

Но что же все-таки означают понятия "Инь" и "Ян"? В китайской философии "Инь" обозначает женское начало, "Ян"- мужское, при том, что "Инь" несет в себе разрушительные силы, а "Ян" - все светлое, созидательное. Поскольку пьеса писалась исключительно для театра, ее мотивы, героев, сюжетные ходы вы не найдете ни в одном из романов писателя. Происходящее же на сцене столь увлекательно, исполнено тонкой иронии и доброго юмора, а герои симпатичны, наперекор творящимся в их среде злодеяниям, что смотреть эту историю можно порекомендовать зрителям "от" и "до" без различия пола и возраста: каждая категория получит свою долю удовольствий.

Главного героя, пружину всего действия - Эраста Фандорина играет Алексей ВЕСЕЛКИН. (В "Эрасте Фандорине" заглавную роль исполняет Петр КРАСИЛОВ - Фандорин в молодые годы, только-только на пороге своей блистательной карьеры.) В подмосковное имение Сигизмунда Борецкого советник особых поручений приглашен в качестве специалиста-востоковеда. Покойный владелец усадьбы - коллекционер - был лично знаком с Эрастом Петровичем: встречались во время странствий по Востоку. Теперь, по воле Борецкого, Фандорину предстоит присутствовать при вскрытии завещания усопшего и помочь наследникам в оценке собранной им коллекции раритетов, среди которых особое значение имеет очень древний, якобы обладающий магической силой веер. Но пока Фандорин на лошадях (действие происходит в 1882 году) добирался до имения, там неожиданно случилась вторая смерть. Ни с того ни с сего, хлебнув малость коньячка из бутылочки, отдал Богу душу брат Сигизмунда Казимир Борецкий (Виктор ЦЫМБАЛ), промотавшийся пьянчуга с кучей долгов, отец недоучившегося студента Яна (Степан МОРОЗОВ), одержимого честолюбивыми мечтами великих научных открытий. И закрутилась захватывающая криминальная интрига, в которую оказался втянутым Эраст Петрович с риском для собственной жизни. Только в отличие от расхожих уголовных повествований, где читательско-эрительский интерес держится исключительно на разматывании нити событий, в спектакле предстает целая галерея интересно, ярко выписанных автором и сыгранных актерами характеров.

С первых своих приключенческих романов Борис АКУНИН зарекомендовал себя тонким стилистом с добродушным юмором великолепно копирующим беллетристику второй половины ХIХ века. Так и в "Инь и Ян": что ни герой, то зеркальное отражение знакомых персонажей - в одном лице сфокусировано несколько характеров. Ян Борецкий - смесь чеховского "вечного студента" Пети Трофимова с тургеневским Базаровым; отец Яна, непутевый Казимир - выходец из героев достоевского; Станислав Борецкий (Александр ХОТЧЕНКОВ) - третий из братьев - это сплав всех сановитых чиновных тузов русской литературы, в котором всего понемногу - чванства и подлости, лицемерия и благообразия, внешней импозантности и душевной низости; старый камердинер покойного Сигизмунда Борецкого Фаддей Поликарпович (Юрий ЛУЧЕНКО) - почти копия чеховского Фирса, только лет на двадцать помоложе; лакей Аркаша (Илья ИСАЕВ) - брат-близнец подлецу Яшке из "Вишневого сада" Чехова и ведет себя с горничной Глашей (великолепна работа Татьяны МАТЮХОВОЙ) точь в точь, как Яков с горничной Дуняшей. Сравнения можно продолжать по всему списку действующих лиц. Главное же не в сравнениях, а в том, как играют актеры. Они все, без исключения, превосходны. Это и Дарья СЕМЕНОВА, чья героиня Инга Борецкая в финале "черной" версии оказывается совершенно иной, нежели была она в "белом" варианте пьесы. И Евгений РЕДЬКО, немало веселых минут доставляющий зрителям своим героем-"перевертышем" - домашним врачом Борецких Робертом Диксоном. Эффектные "моменты истины" есть и у Нины ДВОРЖЕЦКОЙ в роли Лидии Борецкой - жены Станислава и матери Инги, и у Алексея МАСЛОВА, играющего незадачливого нотариуса Слюнькова.

Но, пожалуй, самые горячие эрительские симпатии завоевывает японец Маса Алексея РОЗИНА. Невозмутимо спокойный, с кошачьей пластикой, буквально летающий по сцене со стремительностью пущенной из лука стрелы, этот Маса вездесущ и всеведущ, плохо говорит по-русски, зато понимает и слышит все, что говорится и делается вокруг, безоговорочно верен и предан Фандорину, что не мешает ему очень наглядно оценить женские прелести горничной Глаши, лихо отправив в нокаут ее ухажера Аркадия. Смешное и страшное у этого Масы - вперемежку.

Черные фигуры слуг просцениума стремительно и бесшумно передвигают легкие ширмы, мгновенно образуя новые места действия, опускают и поднимают фонари, выкатывают из глубины сцены гигантские фигуры нэцкэ. Ход событий не прерывается ни на секунду, темпоритм спектакля идет по нарастающей. Зрителям предлагается сами выбирать: будут ли они смотреть только одну из серий или придут в следующий вечер на вторую. Кто как захочет. Но мне все же кажется: зрелище это настолько увлекательное, повороты сюжета настолько непредсказуемы, а финалы столе неожиданны, что те, кто посмотрит одну из версий, обязательно придут и на вторую. Браво, Акунин! Браво театр!
Наталья Балашова
"Московская правда"
scroll top