Всем ветрам назло
Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Всем ветрам назло

01.03.2010

Худрук РАМТа Алексей БОРОДИН поставил удивительно молодой, страстный и мятежный спектакль о том, как надо быть счастливым. Силы для постановки нового мюзикла "Алые паруса" были привлечены недюжинные: музыку написал композитор Максим Дунаевский, а тексты - тандем детских писателей - Михаил Бартенев и Андрей Усачев.

Выбор литературной основы оказался безошибочен. И дело не только в хеппи-энде знаменитой повести Александра Грина, но и в том, что в каждом человеке, который когда-то был маленьким мальчиком или девочкой (а ими были все), спит далекая мечта из детства. Мечта про корабли и сходни, про чаек над искрящейся волной, про резвящихся у носа гордой бригантины дельфинов, а главное – про исполнившуюся мечту, про счастье здесь и сейчас, про настоящую дружбу и настоящую любовь. Вот эту мечту Бородин и команда РАМТа стараются разбудить в каждом своем зрителе.

История, написанная Грином, скорее притча. А в РАМТе все взаправду. Безысходная жизнь периферийной деревеньки, пьянство и злость - на мир, на собственную неудавшуюся жизнь, на окружающих, на себя. И хорошо, если получается найти козла отпущения, который возмечтал о лучшей доле: можно долго и с упоением всем селением топить его в трясине все той же безысходности, именуя сумасшедшим. Такая участь выпала и на долю Ассоль (Рамиля ИСКАНДЕР). Эта девочка-подросток в стоптанных кедах и стареньком карминного цвета платьице, которая проходит свой путь, руководствуясь принципом "Все, что нас не убивает, - делает сильней", то попадая в лапы местных хулиганов, то попытавшись продать свою невинность, то чуть не выйдя замуж за нелюбимого. Удивительно, что поддерживает ее на верном пути не ее отец Лонгрэн (Илья ИСАЕВ), погрязший в той же самой пучине отчаяния, не местный священник, разуверившийся в служении (Роман СТЕПЕНСКИЙ), а Эгль (Алексей БЛОХИН). Вечно пьяный оборванный поэт в очках и с веревкой на шее (отчасти намек на душивший Грина туберкулез, отчасти - на печальную судьбу поэта), вопреки здравому смыслу и деревенскому общественному мнению учит девочку сказкам. И - оказывается прав.

Ведь не важно, что паруса становятся алыми, искупавшись в красном вине. Главное, что мечте суждено сбыться, а какие методы применила для этого судьба - ее личное дело.

Немалую роль в успехе спектакля сыграла работа художника Станислава БЕНЕДИКТОВА. Бар, маяк, дома, корабли и обрывистый берег изображает одна и та же хитроумная конструкция из рыжего, будто ржавого, металла: в ней масса дверок и люков, палуб, лееров и шпангоутов, по которым можно бегать, прыгать и лазать. Внезапно на сцене появляются мотоциклы и автомобиль из металлических трубок, фырчащих бензиновым выхлопом. Одним словом, декорация преподносит зрителю массу сюрпризов, а восхищенное «Ах!» в самом финале вызовет один из них - самый красивый и самый романтический: неожиданное, как фокус иллюзиониста, появление алых парусов.

Удивительно, но во время "Алых парусов" в памяти настойчиво всплывает образ домика Грина в Феодосии, в котором писатель провел последние месяцы жизни. Он знал, что тяжело болен, что боль, поедающая его изнутри, победит жизнь совсем скоро - но по-настоящему радовался этим прохладным комнатам, близости Черного моря, раскидистому дереву во дворе. Грин был из числа тех редких счастливых людей, что умеют радоваться вопреки, находить красоту в ржавом остове старого баркаса. И мрачноватый ржавый мир спектакля оказался все о том же, о светлой гриновской мечте - о настоящей дружбе, о верной любви и прохладе черноморской волны.

Анастасия Томская
Театрал
scroll top