Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

Алексей БОРОДИН: "Мы принципиально не повышаем цены на билеты"

06.06.2016
Алексей Владимирович, почти половина вашей жизни связана с театром, в названии которого фигурирует слово "молодежный". Молодые актеры, которые приходят сегодня к вам, сильно отличаются от выпускников театральных училищ вашего поколения?

- В плане азарта, интереса, таланта ничем не отличаются. Что касается интеллектуального плана (а принято считать, что современная молодежь недостаточно образованна, начитанна), то могу откровенно сказать, что и в наше время было очень много молодых людей, которые мало читали. А были такие, кого сегодня называют продвинутыми людьми. Так и сейчас. Я вижу разную молодежь.

- А талант видно сразу или его все-таки надо раскапывать?

- Талант - это одаренность. А дальше все дело в культуре общей и в частности - культуре актерской. Если люди не готовы к СОратничеству, СОтрудничеству, СОдействию какому-то, то они никогда в ансамбль не сольются.

- Молодежный театр, как мне кажется, предполагает эксперименты, провокации, отказ от шаблонов. С одной стороны, понятно, что у вас свой режиссерский стиль, но в принципе что вы считаете допустимым в театре, а что нет?

- Не должно быть пошлости и того, что пробуждает интерес к насилию, цинизму. Ни то, ни другое совершенно несозидательно и неинтересно. Что касается, например, мата на сцене, то, так как я сам его не употребляю, мне кажется, без него можно прекрасно обойтись и в театре.

Но, по большому счету, самое главное - чтобы театр не был застывшим, рутинным. Молодые ребята экспериментируют, и здесь я иду им навстречу, но повторюсь - лишь бы в их экспериментах не было глупости, пошлости и цинизма.

А вообще, мы не только молодежный театр, но и демократичный. Мы, например, прин­ципиально не повышаем цены на билеты. Принципиально! На многие спектакли мы могли бы значительно увеличить стоимость билета - и они все равно бы пользовались спросом. Но мы не делаем этого сознательно, потому что двери нашего театра открыты всем! И сегодня мы можем сказать, что у РАМТа есть свой зритель.

Вопрос выгоды

- Одна из последних ваших постановок - спектакль "Нюрн­берг". В афише говорится, что это спектакль-размышление о конформизме в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, о мере ответственности каждого за свою судьбу и в конечном счете за судьбу своей страны. Как вы считаете, степень ответственности в нашем обществе за последние годы как-то изменилась?


- Степень ответственности, мне кажется, сейчас сильно падает. Но она во все времена находилась у нас не на самом высоком уровне, прямо скажем. Люди приспосабливаются ко времени. И на первый план для них выходит вопрос конъюнктуры, вопрос выгоды. Это пагубно для человека. Понятно, что мы живем в тех реалиях, которые от нас зачастую не зависят. Но при этом, мне кажется, творчество всегда связано с сопротивлением.

Ответственным надо быть прежде всего перед самим собой. А потом уже и появляется ответственность перед другими людьми, перед страной. Одно рождает другое.

- Вам скоро исполняется 75 лет. Согласны ли с мнением о том, что молодость - это состояние души?

- Я знал огромное количество очень пожилых артистов, которые сохраняли тот же азарт, ту же энергию, что и в молодости. Потому что, как только это уходит, артист сразу же перестает быть артистом. В прин­ципе молодость от биологического возраста часто не зависит. Можно и в 25 лет, и в 30 оказаться человеком, которому уже ничего не надо, ничего не интересно.
Сергей Грачев
"АиФ"
scroll top