Размер:  А  А  А    Цвет:  Обычная версия

100 лет с Виктором Розовым

12.12.2013
На вопрос, как бы он назвал свой театр, Виктор Сергеевич Розов ответил: "Человеческим". Такой была его драматургия, таким собственно и был театр, с которым связала его судьба. В 1949 году, когда здесь были поставлены "Ее друзья", он назывался Центральным детским. Теперь - когда позади почти 65 лет и десять постановок розовских пьес - Российским академическим молодежным. Сюда замечательный драматург приходил праздновать все свои юбилеи, а их было много, потому что дожил он до 91 года.
 
Ко дню его рождения "человеческий" театр подготовил фестиваль "В поисках Розова" и напомнил зрителям, что пьесы замечательного драматурга никогда не исчезали из репертуара, что по сей день их играют везде: от МХТ имени Чехова до МХАТ имени Горького.

В музее им. А.А. Бахрушина открылась выставка "Я - счастливый человек". Молодые режиссеры показали эскизы по малоизвестным произведениям Розова: "С вечера до полудня", "Дoма", "Затейник", "В дороге", "Кабанчик". Еще актеры читали пьесы, победившие на конкурсе современной драматургии "В поисках нового героя". Насколько удачными оказались поиски? Не уверена, что благодаря конкурсу на сцену выйдут новые "розовские мальчики". Но были отмечены и награждены вполне приличные пьесы: "Дерево без цветов" Серафимы Орловой, "Дон-дон-дери" Надежды Гарнык, "Дверь на балкон" Бориса Полищука, "Игры на крыше старой мельницы" Биймурзы Мантаева. Марафон занял целый месяц, а завершился на большой сцене РАМТа.

Обыкновенно юбилейные вечера выглядят так: на сцену поднимаются представители разных театральных профессий и делятся своими воспоминаниями, а мемуарная часть время от времени перебивается выступлениями актеров со специально подготовленными номерами. РАМТ никогда не искал легких путей и на этот раз сочинил спектакль, в котором приняли участие все поколения. Литературную основу составили фрагменты книги Розова "Удивление перед жизнью", только что вышедшей в издательстве "АСТ", а также сохранившиеся записи ответов разных лет на вопросы из зала. На сцене воссоздали кабинет драматурга (стол, красный телефон, книжные стеллажи), некоторые вещи привезли прямо из дома, в том числе портфель и уютную лампу под абажуром. На большие экраны транслировались кадры любительской кинохроники из семейного архива, фрагменты официальных выступлений и телевизионных интервью Виктора Сергеевича, рассказы о нем Олега Ефремова и Анатолия Эфроса (чья слава началась с постановки пьесы Розова "В добрый час"), фрагменты фильмов и спектаклей.

Актеры не играли роли, они - по очереди - читали от имени Розова, а сам он - с экрана - будто комментировал свою позицию по разным вопросам. Поскольку Виктор Сергеевич любил музыку и балет, - в сценическую композицию самым органичным образом вплели красивые народные песни, фортепианную музыку, оригинальное по хореографии танго и "Умирающего лебедя" в исполнении солистки Большого балета Екатерины Шипулиной. За два часа, что длилось действие, театр дал нам услышать самого Розова; бережно, с той мерой деликатности, которая была свойственна самому Виктору Сергеевичу, пролистал страницы его биографии и создал акварельный портрет этого необыкновенного человека.

Он называл себя "счастливым", писал: "мне повезло с самого начала". Да уж, куда как… Пятилетним ребенком бежал вместе с родителями из Ярославля, из сгоревшего дома - в городе был мятеж. Юношей приехал в Москву, поступил учиться на актера, а жить было негде: ночевал на улице, ютился по углам, питался, чем Бог пошлет. Началась война, ушел в народное ополчение, был страшно ранен в первом же бою. Военврачи, знающие толк в своем деле, считали, что обречен, а он выкарабкался, но из госпиталя вышел на костылях, актером быть уже не мог. О жизни этого "счастливца" можно хоть сейчас снимать фильм: событий в ней хватит на много серий. Но ни в пьесах, ни в книге, ни в интервью - ни одной ноты отчаяния. Какое-то невообразимое жизнелюбие, доверие к людям, умение прощать, превосходное чувство юмора, замечательный актерский дар (говорит о Евгении Евстигнееве и становится ужасно на него похож). Наконец - очень определенная гражданская позиция. Собственно, она изложена в его пьесах: "если я сейчас уступлю, значит, я потом все в жизни уступить могу", "главное - не кем быть, а каким быть".

"Театр очищает и возвышает", - говорил Виктор Сергеевич. Теперь так рассуждают только "непродвинутые" люди: это не эффективно. Карьеру делают совсем на другом: на том, что унижает и пачкает.

Не зря спектакль-посвящение начинается видеозаписью телефонного разговора Розова: "Ощущение, что все, даже порядочные люди, с ума сошли". Но сам юбилей наглядно продемонстрировал: не все порядочные люди сошли с ума, не все театры согласились на "переформатирование" в бессмысленный балаган. А значит, не все потеряно.
Марина Тимашева
"Трибуна"
scroll top